aif.ru counter
196

Blackmailers Rekord Orkestr: «Лучший протест – это труд»

Фото: Алексея Макарова

 - «АиФ – Владимир»: Вечером в пятницу вы будете работать «на разогреве» у «Воплей Видоплясова». Как так получилось?

Алексей Барышев: Начнём с того, что это мы их пригласили. По нашей инициативе уже приезжали группы такого плана как «Zdob-Si-Zdub». Они и посоветовали «Вопли Видоплясова», когда мы их спрашивали, кого ещё можно пригласить по этническому направлению.

Тимофей Копылов: Во Владимире выступить редко получается, потому что здесь и смысла нет выступать каждый месяц – надоешь всем, в конце концов. Группа не так часто меняет свой репертуар, чтобы каждый месяц радовать людей какими-то новыми песнями. Случай представился – почему бы не сыграть с ребятами. Чисто по-человечески интересно с ребятами познакомиться. Это кумиры молодости (смеётся). А здесь есть возможность с ними пообщаться, посмотреть, как работают за сценой. Эта информация дорогого стоит.

 - «АиФ – Владимир»: После того, как вы сыграли здесь со «Zdob-Si-Zdub», они вам не предлагали потом ещё поработать вместе?

А.Б.: Мы потом ещё играли вместе. У нас с ними вообще хорошие дружеские отношения. Даже когда мы отдыхаем в Кишинёве у нашего приятеля, они приезжают на дачу потусить, просто узнать, как дела у нас, посидеть с нами.

Сплошные подражания

- «АиФ – Владимир»: Владимир и Балканы, вроде, далеко друг от друга расположены. Почему вы предпочли балканскую музыку?

Т.К.: А Владимир и, допустим, Мисиссипи? Ещё дальше! А сколько групп во Владимире играют блюз. Музыкальные формы помогают выразить какую-то идею – вот и всё. Кто-то прибегает к блюзу, кто-то к металлу.

А.Б.: Чисто по генетической линии это же ближе к нам. Это же южнославянская музыка, по сути. Она ближе русскому человеку.

Т.К.: Минуточку. Если судить по тому, что ближе русскому уху, то можно вообще «Калинку-малинку» начать играть. Мне всегда было странно, что группу позиционируют как исполняющую балканскую музыку. До этого под маркой Blackmailers было выпущено 3 альбома. В них дай бог 5 или 6 вещей было, где пару-тройку рифов на дудках вставлены - не больше. Всё - «Это балканская группа!» И на последнем альбоме, который мы уже выпустили другим проектом, вещей с применением балканского флёра, на самом деле, три-четыре.

А.Б.: Сам вопрос поставлен не так. Как музыка сочиняется? Можно пойти по простому пути – заимствовать: что сейчас модно, то и будем играть. А большинство музыкантов черпают музыку внутри себя. Они говорят: «Мы так чувствуем – так играем». Но что значит «мы так чувствуем»? Новой музыки на Земле уже нет. То, что мы принимаем за новую музыку внутри себя – это всего-навсего компиляция того, что я с детского возраста слушаю. Всё это постепенно записывается на подкорку, сквозь личностную призму проходит – и получается продукт.

Т.К.: У длинной речи короткий смысл: искусства вообще нет. Есть только влияние, переданное через призму твоего воспитания. Что мы слушаем, то и играем. И кто бы ни отпирался, что слушает что-то, а играет совсем другое – это фигня.

А.Б.: Нас, кстати, обвиняют, что мы похожи на «Ленинград». Есть масса других групп, которые люди просто не знают. Того же Ману Чао послушать, и можно Шнура упрекнуть в подражании.

Т.К.: Упрекнуть в подражании можно каждого. Думаешь даже, что новое может появиться? Всё спускается вниз, в низменное искусство. Вот, появился Шнур, начал матом ругаться. Сейчас - Александр Пистолетов, который голый выступает. Неинтересно становится. Кошмар какой-то. Тьфу!

 - «АиФ» - Владимир: Раньше вы были блюз-бэндом, теперь – Record Orkestr. С чем связана смена названия?

Т.К.: Ситуация какая: чего могла достичь группа в России, исполняющая блюз – я считаю, «Blackmailers» этого достигли. Пыжиться, корчиться, ехать куда-то за границу и с умным видом ходить и говорить: «Я покорил весь мир» - не знаю я... Во-вторых, на блюзовые концерты ходят от силы 500 человек – не на концерт за раз, а всего. В Москве есть два профильных клуба, и на концерты ходит одна и та же тусня. Нам, конечно, эти люди очень милы были. Но надо дальше идти.

А.Б.: Мы много лет назад приехали на фестиваль, и там 5 раз послушали «Хучи-хучи мен» от разных групп -  они все играют каверы. Это как в джазе:есть стандарт, и ты не должен что-то своё вносить. Это очень ортодоксальные жанры, и ценятся кавер-версии старых блюзовых музыкантов. У всех одна и та же программа. Скучно. Хочется же какого-то эксперимента.

В России всё стабильно

- «АиФ – Владимир»: У вас недавно была записана песня, как сказано на сайте из «героического цикла», посвящённая Муамару Каддафи. Что это за цикл такой и почему песня о нём?

А.Б.: Цикл – это громко сказано. Там всего одна песня (смеются).

Т.К.: Вдохновляет не сама личность Каддафи, а человеческое состояние. Оно может быть и у первоклассника в школе, который понимает, что он прав, у него есть своя идея, и против него стоят пять человек, которые её не разделяют. И человек рубится до конца. Бывают такие моменты, когда понимаешь, что отступать дальше некуда. И это состояние меня лично вдохновляет – когда ты, закусив ленточки на бескозырке, с гранатой кидаешься на врага. Это такая песня-состояние. А Каддафи – интересный образ.

- «АиФ – Владимир»: А продолжение цикла будет?

Т.К.: Я не знаю. Кто ж знает, что муза нашепчет.

 - «АиФ – Владимир»: Сейчас такая нестабильная ситуация в стране…

Т.К.: Стабильная нормальная ситуация. Нестабильность люди вносят. Я лично никогда не воспринимал государство как какую-то организацию, которая мне бескорыстно поможет. Да вообще никому ничего бескорыстно не делают. В нашем сатанинском мире всё имеет под собой одну религию – выгоду. Так что всё стабильно и всё работает. У всех людей, если не инвалид, природой не обижен, событиями какими-то вроде войны, есть свои возможности. И каждый человек выбирает, как ему жить: в чистоте и порядке или в мусоре.

АБ: Молодёжь очень легко увлечь. Я говорю: «Хорошо, я могу сделать революцию, бомбу кинуть в магазин, ограбить его тут же. А теперь посмотри на себя: ты от армии откосил. А как начнётся заваруха – ты же в кусты убежишь. А расхлёбывать нам.

Т.К.: Дестабилизацию устроить очень легко. Вот, митинг происходит. С одной строны стоят правоохранительные органы, с другой – «Даёшь революцию! Даёшь перемены!» Стоит какой-нибудь дурак или купленное лицо, и менту – бах в лицо. Всё, начинается рубилово. А с другой стороны, я милиционер, думаю, что моего товарища кто-то застрелил и пойду за товарища бить дубинкой по голове. Прилетают СМИ, снимают. И потом: «Смотри-ка, демократические устои попирают! Давайте мы сейчас верхушку государства снимем!» Я ездил в арабские страны, с арабами разговаривал – там абсолютно так же было. И в том же Египте сейчас безвластие, и люди дошли до того, что готовы принять любую власть, которая остановит насилие. А это будет какой-нибудь жесточайший талибан. И из нашего государства этой дестабилизацией сделают то же самое. Всё работает очень просто. Проблема в другом. Чего стоять на митинге? Самый лучший протест в обленившемся обществе – это труд. Выйди с лопатой - почисти улицу, пойди на работу, приди вовремя, не сиди, грубо говоря, и пасьянс раскладывай, а сделай дела – и всё будет нормально. И что про это петь? Я не хочу про это петь.

- «АиФ – Владимир»: Получается, у нас нет героев, про которых можно спеть?

Т.К.: Да почему, есть. Но как стихи рождаются… Я же не сижу: «Про какого бы героя мне спеть? А спою-ка я про матроса Железняка!» И вот, начинается мозговой штурм: «Железняк – по голове всем х***к!» Сегодня такие стишки родились, а завтра ты пишешь что-то другое – про облака, там, про небо, про любовь. А послезавтра пишешь что-то типа «Бабадай» - тоже, в общем-то, про любовь. Это же непредсказуемо.

Пихать искусство в массы

- «АиФ – Владимир»: Недавно вы на радио победили в проекте «Народный продюсер». Что вам это дало?

Т.К.: Нашу песню неоднократно прокрутили по государевой частоте. Попасть на радио сложно - ротация стоит определённых денег. Или нужен дядя, который придёт и в силу своего положения скажет, что этих ребят надо покрутить. А такие конкурсы – это реальный шанс для коллективов, у которых нет протекции свыше или кто ещё не накопил средств для ротации, каким-то образом засветить своё искусство.

А.Б.: Люди неправильно интерпретируют участие в конкурсе - бьются за какие-то призы мифические. Главный приз – это то, что нас крутят.

Т.К.: И то, что начинают в плей-листы добавлять.

АБ: Я слежу «В контакте» - каждый день по несколько человек от Владивостока до Калининграда забивают себе на стены нашу музыку. Плюс сколько не забивают, но просто послушали.

ТК: Естественно, у проекта был спонсор, подарки были – наш перкуссионист обзавёлся электронной перкуссией. 

АБ: Всё это произошло не на пустом месте. Мы до Стиллавина неоднократно объехали всю Россию с концертами. Приезжаем в один и тот же город в один и тот же клуб, бьём, бьём, бьём в одно и то же место. Сначала пришли 5 человек, потом 10, 50, 100. В математической прогрессии. Есть раскрутка моментальная: масса денег – проблема сезона, и группу все знают. Или денег нет, но есть желание работать -  тогда это вопрос десятилетия.

ТК:

Надо участвовать, не лениться, сочинять песни и куда-то своё искусство пихать. Сейчас групп немерено. Ладно, которые выступают, а ещё больше тех, которые, может, сидят в домашних студиях, делают какие-то записи. Но если ты не будешь свой материал пропихивать – твоё место займёт другой.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах