aif.ru counter
174

Исполнилось 120 лет со дня рождения архитектора-реставратора Петра Барановского

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. 'АиФ-Владимир' 18/04/2012
Фото: АИФ

Александрову, городу «за 101-м километром», в каком-то смысле повезло: сюда высылали многих людей со светлой головой и вольными мыслями. Одним из таких поселенцев был Петр Барановский - архитектор, создатель нового метода реставрации по сохранившимся фрагментам. В начале февраля этого года отмечалось 120-летие со дня его рождения. А в Александрове о нём особо вспоминали и год назад – тогда праздновал своё 90-летие музей «Александровская слобода», в создании которого принимал участие Пётр Дмитриевич и в котором некоторое время служил архитектором-реставратором.

«Взрывайте со мной»

Петр Барановский был родом из Смоленской губернии, и уже в детстве поражал окружающих своими художественными способностями. Позже он учился в Московском строительно-техническом училище и Московском археологическом институте, который окончил с золотой медалью. Во время Гражданской войны он работал на Кавказе, на Севере, реставрировал объекты гражданской архитектуры в Ярославле. Много преподавал, и при этом жил по принципу: «Лучше спасти один памятник, чем написать десять диссертаций».

Именно борьба за памятники истории и привела Барановского в Александров. С 1936 по 1939 годы он жил здесь на поселении после освобождения из сибирских лагерей, где провёл три года, попав в немилость властей.

Петр Барановский боролся с замыслами Лазаря Когановича, затеявшего реконструкцию Москвы. По его идее, улицы столицы должны были стать прямыми, и этому на Красной площади очень мешали храм Василия Блаженного и Казанский собор – они подлежали сносу. Барановский отстаивал храмы как мог.

- Есть даже такая легенда, и в это нетрудно поверить, потому что Петр Дмитриевич был человеком горячим и очень упёртым в этом отношении, что когда пришло время взрывать храм, он якобы заперся изнутри и сказал: «Взрывайте со мной», - рассказывает ведущий специалист по экспозиционной деятельности музея-заповедника «Александровская Слобода» Наталья ПАНИНА. - Вся эта история кончилась тем, что Петр Дмитриевич в 1933 году был отправлен в сибирские лагеря. В мае 1936 года, когда он прибыл в Москву, вместо того, чтобы поехать, как ему было предписано, в город Александров, он помчался на Красную площадь - посмотреть, стоит ли там храм Василия Блаженного. Потому что когда его в высоких кабинетах допрашивали, следователи часто говорили: «Ну, что ты прыгаешь? Уже начали сносить твоего Василия Блаженного». И даже когда к нему в место ссылки приезжала супруга, первое, что он спрашивал: «Храм стоит?»

Храм Василия Блаженного стоял на месте. А вот Казанский собор уже был наполовину разобран. К счастью, Барановский уже с 20-х годов стал обмерять этот храм – чтобы не портить виды Красной площади лесами, спускался на верёвке, зацепившись за крест – так и работал. Но из-за ареста обмеры завершить не успел.

После поселения в Александрове архитектор ежедневно ездил на электричке в Москву, делал замеры того, что осталось от собора, делал чертежи – только благодаря им Казанский собор впоследствии удалось восстановить.

- Каждый день в 17.30 он должен был в Александрове отмечаться, - говорит Наталья Панина. - Нарушая этот режим, рискуя не только своей судьбой, но и головой, он продолжал работу наездами в Москву над Коломенским, над Дьяковым городищем. Если сейчас спросить любой музей, там скажут: «Петр Дмитриевич спасал наши памятники». Он был очень работоспособным и ни секундочки не сидел без дела. Дочь вспоминала его «вечно отсутствующим».

https://russianlook.com

Удивительная находка

В Александровском кремле, ещё за десять лет до сибирской ссылки, Петр Барановский обнаружил уникальные фрески XVI века в домовом храме царя Ивана IV.

- Никаких документов не найдено, но согласно легенде, эти фрески в период патриарха Никона должны были погибнуть, - рассказывает Наталья Петровна. - Он не признавал шатровых сооружений, считая их образцами восточной архитектуры, и, посетив обитель – здесь тогда существовал Успенский девичий монастырь - приказал это шатровое сооружение убрать. Не думаю, что у кого-то могла подняться рука снести кремлёвский дворец, поэтому хитрые мужики русские просто заложили шатёр изнутри сводом. И стало непонятно, что это шатровое сооружение. Хотя снаружи оно осталось таким же.

В 1920-е годы, когда монастырь упразднили, на территорию кремля приезжали лучшие архитекторы страны, в том числе и Петр Барановский. Ему и пришла идея изучить свод с помощью зондов. Через проделанное отверстие были увидены уникальные сюжетные фрески – в других шатровых храмах фрески были орнаментальными или геометрическими.

Окончательно обнаруженные фрески были открыты позже, потому что в начале 1920-х годов, во время Гражданской войны, на это не было средств. Находку учёный совет решил «законсервировать» - не дописывать, оставив фреску в том виде, в каком она была найдена. Такой её видят и сейчас посетители Александровского кремля.

Во Владимирской области Петр Барановский также принимал участие в работе над памятниками архитектуры Владимира, Суздаля и Юрьев-Польского. Скончался Петр Дмитриевич в июне 1984 года, в возрасте 92 лет. Как говорят, почти до самой смерти мог работать на церковном куполе без каких-либо специальных приспособлений.

- После возвращения из заключения ему долго не позволяли переехать в Москву, - рассказывает Наталья Панина, - обвиняли в том, что он общественно неактивен. Петр Дмитриевич на это всегда шуткой отвечал: «А в лагере так не считали». Потому что справка, полученная из лагеря, гласила, что он имел удостоверение почётного работника сибирских лагерей, и что он имеет авторитет даже в кругах заключённых. Чего уж говорить о достойных людях.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах