503

Колдовские узоры. Во Владимире открылся крупнейший в мире музей гжели

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. АиФ-Владимир 08/07/2015
Фото Ларисы Майоровой / АиФ-Владимир

Однако семейные сокровища не сыскали популярности у владимирцев. Горожане, да и туристы, не торопятся насладиться сине-белыми красотами. А музей со дня на день может оказаться на улице. Хозяйка музея Надежда ДМИТРИЕВА согласилась рассказать нам о закулисье музейного выживания.

Сине-белый «омут»

Саша Линни, vlad.aif.ru: - Откуда  у вас такие сокровища?

Надежда Дмитриева: - Уже полвека в моей семье собирают гжель, я коллекционер в третьем поколении. Всё началось с того дня, когда моя бабушка купила сервиз. Она просто влюбилась в синие переливы замысловатых узоров и диковинных цветов. Любовь к гжели передалась маме, а затем перешла ко мне «по наследству». Глядя на пылившиеся в шкафах уникальные изделия, я подумала - грех хранить такую красоту дома, пусть и другие на неё полюбуются. Так появился небольшой музей сначала в Звенигороде, а потом во Владимире. Родственников у нас здесь нет, никто не помогает. Мы купили небольшой дом под реставрацию, перевезли хрупкую коллекцию. Когда открылся музей, мы предвкушали, что горожане и туристы полюбят наш гжельский уголок, но ошиблись. 

С.Л.: - Какие уникальные экспонаты хранятся в вашем музее?

Н.Д.: - У нас собраны коллекционные редкости, любители эксклюзива могут наслаждаться работами почти всех известных художников. Например, у нас есть статуэтки, сделанные Еленой СУХОРУКОВОЙ.  Её изделия собирал Патриарх АЛЕКСИЙ II и Папа Римский ИОАНН ПАВЕЛ II. Они оценили художницу за искренность, пластику, изя­щество. Сказочное напольное зеркало в «гжельской» раме с завитками привезли из усадьбы Кусково, создатели царского шика - художники-скульпторы Николай и Людмила КАШТАНОВЫ. А вот раритетный сервиз Петра ГОРДЕЕВА с фирменной кобальтовой сеткой из многочисленных цветочков. Многим уже неподвластна его утончённая роспись. Рядом стоит изумительная тарелочка с грозным изображением серебряного барса из Оружейной палаты. Тяжёлый экспонат в 90-х не смогли привезти на выставку в Лондон, поэтому решили нарисовать барса на тарелке. Получилось впечатляюще, эскиз Пётр Гордеев подарил… Маргарет Тетчер! Художник Юрий ГАРАНИН единственный в мире создаёт гжельские шахматы. На персональной выставке в Нью-Йорке он даже разыграл партию со знаменитым шахматистом Анатолием КАРПОВЫМ. У нас в музее не только шахматные доски мастера, но и целая коллекция его очаровательных фигурок -  группа «Аквариум», «А зори здесь тихие», Чапаев, Илья Муромец и Соловей-разбойник, Садко и другие. В музее почётное место отведено работам династии гжельских мастеров ХАЗОВЫХ. Известная заслуженная художница Ираида Хазова творила в 60-е, закладывая каноны гжельской росписи. В отличие от цветов и волшебных птиц,  у неё на тарелочках щемящие душу церковные мотивы со старинными храмами, берёзками. Кстати, художники молятся и ходят в церковь, потому что такую благодать просто так не нарисуешь. В отдельном зале собраны вазы, сервизы, тарелочки, чайники заслуженного художника РСФСР Татьяны ДУНАШОВОЙ. Её работы покорили весь мир, снискав особый успех в Стране восходящего солнца, где сервиз «Татьяна» в технике «ситец» привёл японцев в восторг. Сервиз, за который когда-то художнице вручили госпремию и рукоплескали в мире, стоит скромно на полке. К слову, Дунашова все свои сервизы рисовала без предварительного эскиза. Есть в музее поистине уникальные фарфоровые гжельские картины. Волшебные мастера  Александр ЦАРЕГОРОДЦЕВ и Маргарита ПОДГОРНАЯ единственные в мире «оживляют» русские сюжеты на стенах, передавая в бело-голубых тонах глубокую эмоциональность запечатлённой сцены. Вот над Россией летит индийская птица Гаруда - в разные стороны ноги. На заморской птице сидит влюблённая пара. Сюжет будто сошёл с картины Шагала. А вот картина-загадка «Сенокос» - придите и разгадайте её сами. Кроме нашего музея, картины этих прославленных художников можно посмотреть в… Эрмитаже! 

Гжель Фото: АиФ-Владимир/ Фото Ларисы Майоровой

С.Л.: - Чем музейная гжель отличается от магазинной?

Н.Д.: - У нас уникальные авторские работы, некоторые из них единственные в мире. Подобные экспонаты можно увидеть в Лондоне, Бостоне, Нью-Йорке, Ватикане, Эрмитаже. У нас те изделия, которые сделал сам автор, т.е. он нарисовал эскиз, слепил форму, сам её расписал. Получилась эталонная вещь. Если худсовет решил внедрить её в серийное производство, то с неё делаются многочисленные копии, которые расписывают обычные фабричные художники. В магазине фабричная гжель, разбил - другую купил. А у нас эксклюзив, сделанный заслуженными художниками РСФСР и России. Да, их авторскую работу можно повторить, но это будет уже не то. Представьте копию картины Айвазовского.

Молодое искусство

С.Л.: - Когда появилась фирменная синяя гжель?

Н.Д.: - Синяя кобальтовая гжель молодая, ей около 50-ти лет. Учёный-керамист, бывший дворянин Александр САЛТЫКОВ обессмертил гжельский фарфор, создав стойкую прозрачную глазурь. Раньше рисунок выводили над глазурью, со временем он стирался и выгорал. В быту от такой посуды не было прока. Теперь же, если изделие закопать и через несколько сотен лет откопать, оно останется белым, без трещин. Художница Наталья БЕССАРАБОВА возродила синий цветок на белом фоне, создав фирменную синюю кобальтовую роспись, включавшую 30 оттенков, до этого роспись была разноцветная майоликовая. В СССР гжель стала брендом. Лучшие художники Союза придумывали необычайные сервизы, пудреницы, шкатулки... Видя такую красоту на прилавках магазина, народ буквально «заболел» гжелью.  

С.Л.: - Рисовать гжельские узоры сложно?

Н.Д.: - Узоры наносят на рыхлый фарфор, мазок должен быть идеальным. Если рука дёрнется, а мазок получится кривой - вещь забракуют,  ошибку никак не исправишь. Затем керамику обжигают. Газовое оборудование появилось только в 90-х, теперь изделия получаются белоснежными. Правда, всё ещё встречаются работы с желтоватым оттенком, это значит, что вещь раритетная, обожжённая в печи на дровах. 

С.Л.: - Как отличить подделку?

Н.Д.: - У изделия должны стоять клеймо, фамилия автора или художника.  

 Ненужный музей

С.Л.: - Неужели никто не заглядывает в ваш музей? 

Н.Д.:- В неделю к нам приходит 10-12 человек. В каждой квартире найдётся гжель - чайнички, блюдца, чашечки. Может, поэтому горожане отнеслись к музею скептически- «Что мы, гжель не видели?». Туристы сюда приходят наслаждаться красотой, а владимирцы зачастую «путают» музей с торговой лавкой, интересуются: «Сколько стоит? Ах, музей? Тогда не пойдём». Такое поведение было бы странным, допустим, в «Палатах». Вообще, гжель считают чем-то бытовым, каждый думает, что это просто посуда, которой полно в магазинах. Как втолковать людям, что настоящие авторские работы нельзя сравнивать с «ширпотребом»? Однажды к нам зашла группа китайцев, посмотрели на наше великолепие и говорят - «Ой, не пойдём к вам, мы сами из города, где делают гжель». Удивительно. Людям невдомёк, что у нас выставлены произведения искусства мирового уровня. Я думала, что ученикам художественной школы будут интересны переливчатые узоры, но они к нам не заходят, хотя могут приходить сюда рисовать. Может, людям хочется чего-то необычного? 

С.Л.: - Выходит, музей пришёлся народу не по душе?

Н.Д.: - Многие называют нас бизнесменами. Музей - это не бизнес. Мы показываем людям высокое искусство, которое долгое время скрывалось от людских глаз. У нас изделия, которые можно найти только в известных музеях мира и России. Как-то к нам зашёл петербуржец, час ходил по залам, потом говорит - «У вас потрясающие экспонаты, как в Эрмитаже». А однажды явился любопытный парнишка, посмотрел всё за 30 секунд и недовольно спрашивает - «Почему такой маленький музей?» А что ответишь таким людям? 

С.Л.: - Жизнь музея нелегка?

Н.Д.: - За всё нужно платить - за аренду, коммунальные услуги, прочие расходы. У нас даже «коммуналка» не окупается. Почти никто не ходит в музей. Хорошо, что нам продлили аренду, иначе мы бы оказались на улице. Сочувствующие горожане дают много советов и рекомендаций - как продвинуть музей. Уже насоветовали на 200 тыс. рублей. Откуда у нас такие деньги? Конечно, не хотелось бы уезжать из Владимира, хочется и дальше дарить людям красоту.

Досье
Надежда Дмитриева родилась в 1978 году в Москве. С 2014 года занимается музейной деятельностью. Сейчас занимает должность директора частного музея «Гжель» во Владимире.

С.Л.: - Вы как-нибудь пытались распиарить свой музей?

Н.Д.: - Обосновавшись в городе, мы сразу обратились в департамент культуры, где нам помогли. Информацию о музее разместили во всевозможных источниках. Больше месяца о нас говорили по радио, на телевидении, в газетах. Но посетителей не было. В мае у нас побывала Светлана МЕЛЬНИКОВА. Она высоко оценила коллекцию, сказав, что это настоящий музей. Многие советуют устраивать в музее мастер-классы, чтобы привлечь народ. Но пока негде - всюду витрины, нужно отдельное помещение.

С.Л.: - У вас есть планы на будущее?

Н.Д.: - В коробках пылится много экспонатов. Мы хотели расширяться, но всё упирается в деньги. А для этого нужны посетители, которых нет. Получается замкнутый круг. 

С.Л.: - Коллекционеры «покушались» на гжельскую красоту?

Н.Д.: - Да, как это ни прискорбно, но прослышав о нашем бедственном положении, звонили коллекционеры. Мы не хотим, чтобы наши ценные экспонаты пылились у кого-то дома. Наша коллекция - это всеобщее национальное достояние. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах