aif.ru counter
351

Паралич «скорой» помощи. Объединение во благо?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. 'АиФ-Владимир' 13/02/2013
Фото: АИФ

Чиновники уверяли, что как для медиков, так и для населения, ничего не изменится. Разве что номер телефона будет легче запомнить – взрослому ли плохо, ребенку ли – набирай «03» и не ошибешься. А как обстоят дела на самом деле? Как уживаются «под одной крышей» две «скорые» и что от этого объединения владимирцам?

 

А как у соседей? 
По нормативам, в Иванове ежесуточно на дежурстве должна находиться 41 бригада. Между тем, эта цифра далека от реальной. Ежедневно на линию выходит лишь 32-34 бригады «скорой помощи», а иногда - 27-30. Автопарк ивановской «скорой» довольно большой – 50 машин. В 2012 году сюда поступило 12 новых «скорых». А вот штат врачей «скорой помощи» укомплектован лишь на 54 %. Средняя укомплектованность штата по России составляет 45,1 %. Во Владимире – 33%.

 

Педиатры, ау!

Как уверяют сотрудники «скорой помощи», несладко сейчас не только жителям города, но и медикам. Увеличив нагрузку в два раза, никто не подумал ни о дополнительном транспорте, ни о детских докторах. Страшно сказать, что на «скорой» всего два врача-педиатра! И это, если учесть, что четвертая часть всех вызовов в день – именно к детям. Если раньше детский врач осматривал ребенка, назначал лечение и оставлял актив участковому врачу в поликлинику, то сейчас многих сразу же везут в стационар. Понятно, что педиатра всего два, и разорваться никто не может. К большинству малышей едут обычные фельдшера,порой, некомпетентные в педиатрии,которые во время осмотра ребенка, не зная, что с ним делать, звонят детскому врачу и просят совета. Конечно, родители в ужасе – как можно доверить свою кровиночку специалисту, у которого нет опыта работы с детьми? Положение крайне сложное, но в нем можно понять обе стороны. Родителей, которые ждут по нескольку часов «скорую» и опасаются за свое чадо, и медиков, которым тоже перекрыли кислород и не оставили выбора.

Будут умирать люди?

 

                                                                         
Мнение эксперта
Анатолий МЕЛКОМУКОВ, бывший главный врач Станции скорой помощи: 30 лет детская и взрослая «скорые» существовали отдельно – и их одномоментное объединение невозможно. Еще в январе прошлого года все главврачи города должны были предоставить разработанный план перспективного развития «скорой помощи». В моей работе я указал, что для такого объединения администрация обязана создать определенные условия, и отметил, что это должна быть поэтапная работа. Вскоре после этого меня сместили. Я не противник объединения, но в городе, на мой взгляд, на сегодняшний день нет для этого никаких условий. Когда уходил, говорил и сейчас скажу: служба развалится, останутся 2-3 бригады, которые будут ездить и собирать трупы. И, что интересно, народ не понимает, что сами медики не виноваты в ситуации – им сказали, они выполняют. Виноваты, на мой взгляд, организаторы здравоохранения.

 

Напомним, что, кроме объединения, «скорую» затронул еще и другой момент. Вследствие присоединения к городу округов, а также отделения «скорой помощи» Боголюбовской ЦРБ, территория зоны обслуживания расширилась в разы, при том, что штат остался прежним, и на зарплате это никак не сказалось. Медики сегодня работают на износ – без отдыха и перерыва, на ходу проглатывая обед. В среднем у одного фельдшера за сутки бывает 20-30 вызовов, а у некоторых до 40 и больше. В день работает всего 8-13 линейных фельдшерских бригад, и вместе обслуживают порядка 400 вызовов в день, из которых около сотни – к детям. Кроме них, дежурят 2-3 врачебные бригады интенсивной терапии, одна реанимационная и одна психиатрическая. Но основная нагрузка ложится на обычных фельдшеров, которые прекрасно понимают весь ужас ситуации – им самим бывает страшно за детские вызовы, именно поэтому их стараются обслужить в первую очередь. А в это время по нескольку часов ждут помощи взрослые, состояние которых порой балансирует на грани жизни и смерти.

 

Языком цифр
8-13 линейных бригад обслуживают около 400 вызовов в сутки, из них около 100 – к детям. Кроме фельдшерских бригад, дежурят 2-3 врачебные бригады интенсивной терапии, 1 реанимационная и 1 психиатрическая. 15-18 машин задействованы в день 2-8 часов – ожидание приезда «скорой». 20-30 вызовов за сутки – у одного фельдшера.

 

Конечно, диспетчеры после детей стараются отобрать сначала самые сложные случаи, но не всегда со слов по телефону можно определить состояние человека. Кроме того, не хватает ни транспорта, ни рук. В среднем в день задействовано 15-18 крайне изношенных машин. Из детской «скорой» пришла всего 1 машина. Разве хватит такого количества на Владимир и округа, которые тоже присоединили к городу? На «скорой» не скрывают: задержка вызовов сейчас может быть и 3, и 4, и даже 8 часов. И если ситуация не изменится, люди будут умирать, не дождавшись бригады врачей, а медики – бросать работу и искать более спокойное место. Еще бы! Жесткий прессинг – со всех сторон. Пациенты – требуют оказания качественной и быстрой помощи, а руководство – не создает условий для нормальной работы.

Бумажная волокита

 

Мнение власти
Владимир БЕЗРУКОВ, директор департамента здравоохранения областной администрации: Я считаю, что в настоящее время на «скорой помощи» абсолютно рабочая обстановка – обслуживаются все вызовы – независимо от возраста пациента. На детских вызовах сидят педиатры, перешедшие с детской «скорой». Вызов, поступающий на пульт диспетчера, слышат все, и если ситуация касается ребенка, то звонок переключается на диспетчера с педиатрическим образованием, который уже более подробно уточняет проблему у родителей и решает, кого отправить на вызов – фельдшера или педиатра. Задержка же вызовов связана с безобразными условиями проезда, машины часто не могут ни заехать, ни выехать из дворов. Ежедневно на «скорой» дежурят около 20 бригад. Конечно, есть и проблема нехватки машин. Почти 60% – с истекшим сроком эксплуатации. Но в этом году планируется закупить 120 автомобилей для области, в том числе 6 реанимобилей.

 

Кроме титанического и неблагодарного труда, есть еще один немаловажный момент – с начала года «скорая помощь» перешла в страховую медицину. Теперь в связи с этим фельдшера, кроме своей профессиональной работы, вручную должны заполнять так называемый статталон на каждого больного. Вся информация, включая паспортные данные, СНИЛС, полис, должна быть записана на вызове, а после – также вручную – перенесена в электронный вид. А это отнимает уйму времени. Вместо того, чтобы ОМС предоставило информацию на всех жителей города для более быстрой работы «скорой», они отказывают в такой базе данных, никак не объясняя причин. Можно сказать, что из-за такой «писанины» работа диспетчеров просто парализована. Огромное количество организационных недоделок и неподготовленность к такому объединению выбивает из колеи и горожан, и медиков. Уже сейчас со «скорой» бегут без оглядки – и водители, и медики. Радует лишь то, что есть хоть немного молодых специалистов, которые пока держатся только на собственном энтузиазме. Но и их надолго не хватит. Что будет делать город без «скорой помощи»? Кто подумает об этом? Кто понесет ответственность за происходящее и что будет сделано для восстановления работы?  

Выход временный 

Борис АНЧУГИН, член Общественной палаты Владимирской области, кандидат медицинских наук:

– На мой взгляд, объединение детской и взрослой «скорой» – это вынужденный шаг областной администрации. Сейчас Владимирская городская станция скорой помощи осталась практически без санитарного транспорта, износ машин превышает 98%. Автомобили детской больницы скорой помощи, находятся в более исправном состоянии. Но это всего лишь временный выход из нынешней критической ситуации. Сегодня время ожидания бригады врачей колеблется от 2 до 8 часов.

 

Кстати
Сотрудники «Скорой помощи», с чьих слов и описана ситуация с «неотложкой», назвать свои имена, по понятным причинам, отказались.

А вот главный врач Станции скорой помощи Сергей КУЛИБАБА от комментариев отказался, сославшись на то, что процесс объединения находится в начальной стадии, и что-либо говорить об этом рано.

 

Уже есть случаи, когда больные, не дождавшись, уходили в мир предков. Кстати, проблема с транспортом обозначилась еще несколько лет назад, и отсутствие замены автопарка объяснялось отсутствием финансовых возможностей в областном бюджете. Но, если думать о людях, то средства легко найти, сопоставив ценность человеческой жизни и новой лестницы к «белому дому», на которую ушли десятки миллионов. Или новогодней елки перед администрацией за 8 миллионов рублей. А ведь можно было бы приобрести несколько автомобилей для «скорой», но у областного руководства на это денег не обнаружилось.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах