aif.ru counter
5220

Владимир Виноградов: «Меня запретили пускать в собинский клуб»

Фото: Ирины Курочкиной

- «АиФ – Владимир»: Когда появилась идея привезти Владимира Виноградова в Москву?

- Леонид Канфер: В 2001 году мы сняли «Как я ездил на войну в Чечню», мы сделали это для себя, не планировали интервью к эфиру. Там столько ненормированной лексики, и оно такое огромное по формату, что никакие новости это не покажут, а кусками транслировать нет смысла. Но в какой-то момент видео стало жить отдельной жизнью, его стали продавать на вокзалах, я не знаю, кто запулил его в интернет. Позже я Володю снимал ещё раз. И с тех пор у меня была идея вовлечь его в телеформат. Обычно сначала рождается идея программы, и под неё ищется герой. Здесь было наоборот. Собственно, формат я придумал несколько лет назад, но пробить его оказалось достаточно непросто. Все, кому я показывал, говорили, что это интересно, но не хотели за это браться.

- «АиФ – Владимир»: Как вы друг с другом познакомились?

- Владимир Виноградов: Познакомились в Чечне на войне, в 2001 году. В центре Грозного была разрушенная гостиница, и они приехали туда снимать. И, помню, дождик был, и со всех пяти этажей канализация течёт. А я пришёл к ним, и увидел там телевизор…

- Л.К.: Леп-топ. Но он купился не на это, а на спутниковый телефон. Он как ЖКХшник старый понял, что с нас можно какую-то выгоду срубить.

- В.В.: Я 60 дней на войне, никто не знает, где я. Ни руководство областного, ни руководство городского УВД не знает, что я в Грозном, убили меня или не убили. Им было наплевать, где я. Там главное было приехать командировочные сдать. Такого шока, как тогда - мы приехали, и нас все посылали - в жизни больше не было и, наверное, не будет. Приходишь, говоришь: «У меня патроны кончились». Они отвечают: «Вон, иди на блокпост и купи». Но водка сделала своё дело, и нам потом патроны давали бесплатно. Так вот, я вижу, что телевизионщики в луже сидят, я их к нам позвал. Ну, помылись в бане, покушали, чайку выпили, и я им свою историю рассказал. И они утром говорят: «Расскажешь на камеру?» А я им: «А позвонить дадите?» И я ко всем ребятам, что у нас были, подходил и спрашивал: «Хочешь позвонить домой?» Они меня посылали, а потом я открывал чемоданчик с телефоном – и они: «А сколько можно?» Я говорю: «Сколько хотите. За счёт телевидения». Представляете, 350 человек позвонили домой и сказали, что они живые. У меня после этого погонялово стало «Уважаемый».

- Л.К.: Потом было трудно объяснить руководству канала, почему я звонил в Хабаровск раз пятьдесят.

Бремя славы

- «АиФ – Владимир»: Владимир, вы сейчас ощущаете себя звездой?

- В.В.:  А я теперь в магазин не хожу, на заправку езжу только ночью. Как-то в Лакинск заехал на заправку – со мной все там 40 минут фотографировались.

- Л.К.: Ему сейчас пишут из Лос-Анджелеса, Майами, Нью-Йорка.

- В.В.: Да, в с социальных сетях пишут. Там группа поклонников программы, с которыми я говорю целыми днями. 

- «АиФ – Владимир»: Телевизионная популярность не мешает основной работе?

- В.В.: Чем наш МУП «Водоканал» отличается от любых других систем ЖКХ – у нас всё по-белому, никто не ворует, никто не пьёт на работе. Но у нас есть такое специальное место – сайт Собинского района, и там лакинцы с собинцами считают, сколько я денег заработал. Якобы я и Мисс Вселенная приезжали в Собинку на «Бентли». Такое впечатление, что директор ЖКХ должен ездить на ржавом «Запорожце», жить в подвале, ходить в лаптях – тогда будет хорошим человеком.

Я оправдываюсь в соцсетях, почему снимали в деревне Кузьмино, а не в Собинке и не в Лакинске. Всё дело в том, что власти меня съедят, в порошок сотрут. Читаю на сайте Собинского района, будто я не патриот. Директор собинского клуба сказала: «Чтобы духу Виноградова здесь больше не было!» Как-то показали хор ветеранов, и в клубе обиделись: «Как это - мы ещё не провели ремонт! Кто ему разрешил снимать?» А если там ремонт 20 лет делают!

- «АиФ – Владимир»: Сейчас многие стремятся уехать в Москву. Стоит ли это делать?

- В.В.: Для сравнения: у нас около рынка есть рюмочная – так там чище, чем в заведении, где забронировать столик стоит целое состояние. Там из фанеры сделан столик, я не знаю, когда его последний раз протирали. И это мы сидели в вип-зоне, где уважаемые люди. Принесли мне воду с травой – мохито. У нас кролики не будут такую траву есть! Там мята, сверху лимон зелёный, льда наложено, и водички чуть-чуть. Я извиняюсь, моча молодого поросёнка – и то вкуснее. А чтобы зайти в эту богадельню, нужно фейс-контроль, дресс-код проходить. Парень с девушкой приходит, и им говорят: «Мадам, вы идите, а вы, молодой человек, нам не подходите – пошли вон». Он ей, естественно, отдаёт деньги. Девчонке-то хорошо, а пацану – плохо.

Мастерство провокации

- «АиФ – Владимир»: В программе были постановочные моменты?

- Л.К.: Заготовки действительно есть. Начальные подводки – постановочные, их снимали отдельно. Мы Владимира не предупреждали, куда едем. Иногда он даже не знал, что за тема программы будет. То, что вы видите на экране – это выжимка, 20 минут в эфире, из 8-10 часов исходного материала. Конечно, мы сознательно шли на провокации, пытались вызвать живую реакцию.

- В.В.: Мне мать говорит: «Видела твою воспитательницу из яслей. Она говорит, как же у тебя сын матом-то ругается». Или тёща в деревне: «Хоть на улицу не выходи. Бабки говорят, как зять-то матом ругается». Я отвечаю: «Что-то я не заметил, что все в деревне записаны в литературные кружки и ходят в библиотеку». А в Интернете написал один, какие мы такие нехорошие. Я ему посоветовал самый простой проверочный материал: «Дружище, если ты не ругаешься матом, кладёшь палец на железку, берёшь молоток потяжельше, да по пальчику двинь. Я сомневаюсь, что из тебя попрут стихи или цитаты Маркса». Вы когда дверью руку прищемляете, что говорите? «Как я был неправ», наверное. Я не со зла ругаюсь-то. Мы никого не хотели обидеть. Я говорил, что ощущал. На как это – собаке ставить памятник за 600 тысяч. Ну, и Леонид Наумович – профессионал, он ставит меня в такие ситуации, что деваться некуда – что-то надо делать.

- Л.К: Цель была не в том, чтобы охаять Москву, столкнуть столицу и провинцию. Это был взгляд со стороны, ироничный, местами саркастический. Но в целом-то благодаря именно юмору проект стал позитивным.

- «АиФ – Владимир»: Возникали ли у вас проблемы во время или после съёмок?

- Л.К.: У нас была пока одна ситуация такая, в клубе «Рай» - тогда сериал ещё не вышел на экран, шла реклама. Там нас узнали и «попросили». Снимали только проходку и эпизод с мохито. А последствия были с «Бентли» после серии с «Рублёвкой». Позвонили из «Бентли», сказали: «Вы опозорили нашу марку, сказали, что в «Бентли» надо возить картошку». И грозили иском за антирекламу.

- «АиФ - Владимир»: Собираетесь продолжать серию поездок в разные города?

- Л.К.: У нас есть идея сделать обратный проект – «Как я ездил в Собинку». У Владимира есть мечта меня в ЖКХ устроить работать.

- В.В.: У меня есть бригада, они называются «обмороки». Это те, кто канализационные колодцы чистят. У них водолазные костюмы, только без аквалангов. Почему «обмороки»? Там, куда они ныряют, запахи такие!.. У нас наносит запах – и мы говорим «Фу». Там не то что «фу», там дышать невозможно. Вот, я хочу туда Леонида Наумовича.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах