aif.ru counter
274

«Бодлер» нашей губернии. Как Константину Бальмонту жилось на малой родине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. 'АиФ-Владимир' 10/06/2015

 

История дворянских гнёзд сохранилась лишь в щемящих сердце архивных документах и полуистлевших фотографиях. 

Немногие знают, что знаменитый на весь мир поэт Константин Бальмонт родился 3 (15) июня 1867 года в селе Гумнищи Шуйского уезда Владимирской губернии. Завораживающая природа провинциальной усадьбы одарила его тонким восприятием красоты. До конца своих дней поэт будет вспоминать лесной уголок как «райское, ничем не нарушенное радование жизнью». 

Потомок Золотой Орды

Костя Бальмонт был третьим из 7-и сыновей. Его прадед, помещик Херсонской губернии носил фамилию «Баламут», которая со временем превратилась в экзотическую  «Бальмонт». Прабабушка была урождённой Титовой, дочерью некогда известного композитора. Родственники Кости виртуозно владели пером и словом, однако настоящую любовь к поэзии ему привила мать - Вера Николаевна. По легенде, мать поэта вела свой род от князя Белый лебедь Золотой Орды. Это была властная образованная женщина. Она много читала, в совершенстве владела иностранными языками, занималась благотворительностью, помогала городской библиотеке, была попечительницей женского училища в Гумнищах. Отец поэта Дмитрий Константинович Бальмонт возглавлял Шуйскую земскую управу. Любопытно, что на эту должность он избирался 8 раз подряд и ушёл в отставку по собственному желанию. Это был «тихий, добрый, молчаливый человек, ничего не ценивший в мире, кроме вольности, деревни, природы и охоты», оставивший в память потомкам земскую больницу, отказавшись от премии в 2,5 тыс. рублей. Семья Бальмонтов считалась «неблагонадёжной», за её членами велась даже слежка. А всё потому, что «опасные для власти» люди находили в их доме приют. Так в душе Кости зарождались зёрна декабристского вольнодумия и чувство сострадания к бедным и угнетённым.

Царство уюта и тишины

Жили Бальмонты в родовом имении в Гумнищах. Имением считалась маленькая деревушка с десятком изб да старый усадебный дом с тенистым садом. Здесь всё было овеяно хрупким изяществом деревенской простоты: алый восход солнца, чуть влажные ландыши в руках ребёнка, пузатый самовар, душистый липовый чай, жужжание пчёл в сирени, звуки пианино. Поэт вспоминал: «Мои первые шаги… были окружены перебегами тёплого ветра по белому царству цветущих яблонь и вишен». В церковь Бальмонты ходили в соседнее село Якиманну. В зимней церкви Казанской Божией Матери крестили младенца Константина. В 50-е храм разобрали, а камень пустили на строительство фермы. Жена Бальмонта Екатерина Алексеевна вспоминала: «С раннего детства он обожал природу. Десять лет, проведённых в деревне, наложили неизгладимый отпечаток на всё его дальнейшее мышление и чувствование. Он не участвовал в шумных мальчишеских играх своих братьев. Несколько раз ходил с отцом на охоту, но ничего, кроме отвращения к убийству зверей и птиц, не вынес. Цветы были его страстью, над которой смеялись сверстники». В 5 лет Костя с помощью матери научился читать по-русски, по-французски. С тех пор он читал жадно все книги, которые попадались ему в руки. Однажды маленький Костя прочитал «Хижину дяди Тома», позже он напишет: «это первая книга, над которой я плакал. Она рассказала мне, что кроме счастливого мира, отовсюду мне улыбающегося, есть уродливый мир гнёта и страданий…». Вера Николаевна уделяла большое внимание воспитанию и образованию сына. Именно она ввела его в мир настоящей поэзии, научила читать между строк. В 10 лет мальчик сочинил первое стихотворение: «Вьюга воет, вьюга злится, на домах иней сидит, ветер то по полю мчится, то на улице свистит». Очень обрадовался, что получилось похоже на  «Пушкина». Мать холодно отнеслась к пробе пера, и Костя забросил «поэтические шалости» до юношеских лет. Когда пришло время обучения в школе, семья переехала в Шую, где  Бальмонты в центре города купили кирпичный двухэтажный дом: «в верхнем этаже жила мать, на антресолях - дети, в полуподвальном этаже - прислуга». В 9 лет Бальмонт поступил в подготовительный класс Шуйской мужской гимназии. В первых 2-х классах Костя учился с интересом, но потом охладел к учению, став посредственным учеником. По воспоминаниям поэта, гимназия буквально «убивала» творческие натуры, обладающие тонким восприятием окружающего мира: «она вытравляла из юных умов всё естественное, природное, всякое вольное движение любопытствующего юного ума». Как вспоминает жена Бальмонта, «со своими гимназическими товарищами он мало общался. У него было только 2-3 приятеля, с которыми он долго хранил связь. Он мало сближался с людьми. Женское общество предпочитал всякому другому». В 15 лет Костя влюбился в служанку в их доме - 16-летнюю Марию Гриневскую (в романе «Под новым серпом» она - Лидия Волгина).

Романтика декабристов

Гимназист Костя очень любил читать. В то время зарубежную литературу не переводили так «повально», как сейчас. Поэтому мальчик учил иностранные языки, чтобы путешествовать по миру европейских книг. Так он прочёл в оригинале Дюма, Золя, Мопассана. За 3 месяца выучил немецкий язык и прочитал Гёте. Впоследствии изучил 14-16 языков. Любовь к литературе привела его к «фатальному» кружку молодёжи, где собирались люди разного пошиба, включая студентов и гимназистов. Ну, а дальше, всё как в книге Достоевского «Бесы» - Бальмонт оказался в центре антиправительственного «сюжета». Возглавлял кружок смотритель Шуйской земской больницы Иван Предтеченский, на квартире которого проводились собрания, которые поначалу носили невинный характер «просвещения». Обсуждение литературы молодым людям скоро наскучило, захотелось «мирового равенства и справедливости». Вскоре кто-то принёс газету «Народная воля», а в речах юнцов появилась ненависть к самодержавию, позже члены кружка установили связь с такими же «революционерами» Москвы и Владимира. На беду, Бальмонт согласился хранить нелегальную литературу. Через несколько месяцев кружок рассекретили, последовали долгие допросы, обыски, аресты. Любопытно, что в кружке были и дети высокопоставленных в Шуе родителей. Выходит, дети хотели пойти против родителей, освобождая «немытую Россию»? Позже Бальмонт ответит на это: «Мне казалось, что, если хорошо лишь мне и немногим, это безобразно». Благодаря отцу-«мэру» Костя избежал «государственного преступления». Но из гимназии его «с треском» исключили. Чтобы не очернить репутацию гимназии, директор предложил родителям забрать сына под предлогом «болезни». Кружок наделал много шума в Шуе, вызвав в людях огромное потрясение. Предтеченского заключили во Владимирскую тюрьму, где тот умер от чахотки. О скандале трезвонили на каждом углу, а будущее Кости повисло на волоске.

Гимназию проклинаю

Чтобы хоть как-то устроить сына, мать Бальмонта поехала в Москву к попечителю учебного округа графу Капнисту и выхлопотала разрешение доучиться исключённым гимназистам в другом городе. Через 2 месяца Бальмонт поступил в 7 класс Владимирской мужской гимназии. Так Костя и его друг, сын городского головы Николай Листратов, оказались во Владимире. Юный поэт и не подозревал, что на 1,5 года попал в самую настоящую «тюрьму». В гимназии за ним неусыпно следили, а надзирателем назначили его классного наставника, учителя греческого языка - Осипа Седлака, у которого он квартировал. Седлак буквально «истязал» экзальтированного юношу. Бальмонт, обладая выдающимися способностями, не выносил любой казёнщины. Утешение Константин нашёл в сочинении стихов. В декабре 1885 года стихи странного гимназиста «прогремели» на всю Россию, когда их напечатали в популярном журнале «Живописное обозрение». 18-летний поэт был безмерно горд. Седлак же, узнавший о журнале, запретил публиковаться Бальмонту до окончания гимназии. Однако счастливая звезда не оставляла Константина, во время своей учёбы он познакомился с супругами Ковальскими, у которых гостил Владимир Короленко. Так тетрадь со стихами юноши оказалась у писателя. Прочитав поэтические труды, Владимир прислал юноше вдохновляющее письмо, сыгравшее большую роль в становлении Бальмонта как поэта. Поднадзорная учёба во Владимире закончилась в июне 1886 года, искалечив психику Бальмонта: «Гимназию проклинаю всеми силами. Она надолго изуродовала мою нервную систему». Всю жизнь Бальмонт бредил революционными идеями, даже предсказал гибель Николая II, написав после коронации: «Кто начал царствовать Ходынкой, тот кончит, встав на эшафот». Мечта «о воплощении человеческого счастья на Земле» сбылась с Октябрьской революцией. Иллюзия вмиг разрушилась, поэт выпросил у Луначарского загранкомандировку и «бежал» из России. Умер в 1942 году в оккупированной фашистами Франции. Сейчас на месте усадьбы семьи Бальмонта сохранился лишь старинный парк  с вековыми липовыми аллеями.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах