604

Кто вы, доктор? Судмедэксперт Марк Фурман о медицине и литературе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ-Владимир 06/12/2013
фото из личного архива Марка Фурмана

Одну из таких - сборник повестей и рассказов под названием «Детективы судмедэксперта» Фурман принёс в редакцию «АиФ-Владимир» накануне её презентации и ответил на вопросы нашего корреспондента. 

Пламенная страсть

- Марк Айзикович, как вам, человеку двух эпох, живётся в настоящем времени, не скучаете ли по ушедшему?

-  Не могу сказать, что был ярым поклонником эпохи социализма, но жить в ней, на мой взгляд, было интересней. И не потому, что тогда я был молод. К сожалению, сегодня почти утеряны общечеловеческие ценности. В первую очередь - доверие друг к другу, доброта и сострадание к людям, как ни парадоксально это звучит применительно к тому времени. А ещё тяга к знаниям и любовь к чтению. Тогда читали все и всюду: дома, в общественном транспорте. Как-то в московском метро мне посчастливилось видеть, как человек читал мой судебный очерк в журнале «Человек и закон».О, эти толстые журналы! «Юность» (я читал его с первого номера), «Иностранная литература», «Знамя» - они открывали нам новые имена в литературе. Даже будучи солдатом (а служил я рядовым в конвойных войсках МВД, охраняя осужденных по 58-й, сталинской, статье) я умудрялся проносить с собой на вышку книги и журналы. Чтение занимало меня полностью, я не понимал тогда, что за люди отбывают срок в зоне, а то были известные инженеры, конструкторы, деятели культуры, просто невинно осуждённые люди. Зато я выпросил у начальства специальное разрешение на посещение библиотеки лагеря, а она  была богатейшей, поступали туда и последние новинки. Много позже описал свои впечатления о том периоде жизни в повести «Записки конвоира», напечатанной в журнале «Дружба народов».

- Откуда эта страсть  к литературе?

- В кишинёвской мужской гимназии этот школьный предмет нам преподавала  Наталья Семёновна Швачкина. Она и прививала своим ученикам вкус к настоящей литературе (Паустовский, Чехов, Хемингуэй, Ремарк), приучила работать с книгой, писать сочинения. Любовь к творчеству возобновилась позже, когда я уже работал в судебной медицине. Сначала это были зарисовки, очерки, небольшие газетные статьи, журнальные публикации, судебные очерки. Ещё в Кишинёве я поступал на филологический, но не прошёл по конкурсу. Тогда мой дядя - военный медик, прошедший всю Отечественную, сказал мне: «Иди в медицину, а литература от тебя никуда не уйдёт». Совет оказался мудрым, на всю жизнь. 

- Вы перечислили своих любимых авторов-классиков. А что же современные? Затрудняетесь назвать? 

- Почему же? Очень нравится Рубина, Евтушенко, кое-что у Прилепина, и всё же считаю, что золотое время русской литературы ушло. Отчасти в этом виноваты 90-е, «обвалившие» страну в целом и её культуру в частности.  К тому времени уже вышла моя первая книга «Записки эксперта», затем - детектив «Последний рейс стюардессы», появился телесериал «Эксперты» по моим сюжетам.    

Любовь и смерть

- Вот мы и подошли к разговору о вашей основной профессии судмедэксперта, профессии редкой, узконаправленной, отчасти таинственной, отчасти романтичной. Почему нынешние выпускники медвузов выбирают судебную экспертизу и можно ли, по-вашему, её любить? 

- Судмедэксперт часто имеет дело со смертью, и применительно к его профессии любовь, наверное, слишком громкое слово. Вы правы, в судебной медицине, безусловно, присутствует некая романтика, и она привлекает многих будущих врачей. Но молодёжь приходит в нашу профессию по-разному: кто-то приобщается к ней ещё в институте, а кто-то попадает в неё случайно, как я когда-то. Это было в 1964 году. Я, выпускник Горьковского медицинского института, вошёл в кабинет декана нашего лечебного факультета и услышал, как начальник республиканского бюро Чувашии Мария Владимировна Торсуева говорит, что из нашего выпуска для экспертной работы в Чувашии ей необходим один из молодых врачей. Неожиданно для себя я предложил свою кандидатуру, и Мария Владимировна стала моим первым учителем по судебной медицине. Считаю, что мне здорово повезло с самого начала.

- В чём заключается специфичность современной судебно-медицинской экспертизы?

- Наши наука и практика постоянно требуют совершенствования. Судебно-медицинский эксперт должен постоянно учиться, внимательно следить за специальной литературой, пополнять свой теоретический и практический багаж современными сведениями как по общей, так и по судебной медицине, юридическим наукам, криминалистике. Уверен, у меня немало преемников в профессии, и это радует. Более того, я счастлив встречать молодых врачей, которые знают не меньше меня. Радоваться успехам ближнего - моё жизненное кредо. 

- Из чего обычно складывается ваш рабочий день?

- Представьте такую ситуацию: в салоне автомобиля обнаружены труп мужчины с 13-ю ножевыми ранениями и обломок ножа размером 2,5 сантиметра. Преступники скрылись, есть свидетель. Задача судмедэксперта - исследовать раны, причём как визуально, так и под микроскопом, сделать заключение о том, каким оружием нанесли повреждения. Ведь наличие обломка ножа не может быть гарантией, что именно им воспользовался убийца. Затем следует доказать свои выводы в суде, поскольку у адвокатов всегда находятся свои доводы. В этом случае они пытались убедить судей в том, что орудие убийства - лезвие, заточенная платина без рукоятки. Однако таким «ножом» нанести 13 колото-резаных ран просто невозможно. Словом, судебному эксперту необходимо знать малейшие нюансы, проанализировать обстоятельства дела. Я привёл рядовой пример, каких много в практике любого судмедэксперта. 

104 веника за байки

- Марк Айзикович, вы произнесли слово «смерть». Стало не по себе... Но ведь невозможно думать о работе все 24 часа в сутки. Как же быть?

- Необходимо иметь отдушину, увлечения и вовремя переключаться. Вечером  для меня работы уже не существует. Есть семья:  у меня жена, две дочери и трое внуков. Есть домашние дела и, конечно, книги. Кроме того, я - давний фанат футбола и даже написал о нём книгу «Очарование футболом». Другая страсть, которая отлично помогает отвлечься, - русская баня. Горжусь недавней своей наградой - за победу в конкурсе на лучшие «банные» байки  на Всероссийском фестивале получил дубовых 104 веника!

- Неужели все 104 использовали?

- Половину раздарил, конечно (смеется), остальные пойдут в дело.

- А в каких вы отношениях с политикой? 

- Тут я, наверное, дилетант. Живу своей профессией, и мне горько, что современная российская медицина находится в весьма плачевном состоянии. Хорошо, что пока присущие ей проблемы не коснулись  нашего бюро судебной медэкспертизы, которое считается одним из лучших в России. Не только за счёт хорошей материально-технической базы, но и благодаря людям, которые в нём трудятся и до конца преданы нашей профессии.    

- Не могу не задать вам вопрос по всем правилам детектива: так кто же вы, доктор Фурман?

- Безусловно, я - судебно-медицинский эксперт, а уж потом писатель. Великие Чехов, Вересаев, Моэм, Аксенов, к примеру, не переставали быть врачами, но стали известны, прежде всего, как литераторы. Для меня моя профессия - это медицинское образование и то, чему я отдал несколько десятилетий экспертного труда.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

 Герои нашего времени. Энергия, входновение, творчество
Самое интересное в регионах