aif.ru counter
220

Владимирскому фотографу доводилось рисковать собственными очками

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. 'АиФ-Владимир' 11/07/2012

- «АиФ-Владимир»: Как получилось, что школьный учитель переквалифицировался в фотографа?

- Петр Соколов: Проработав три года по специальности, я устроился во Владимиро-Суздальский музей старшим научным сотрудником – хранителем коллекции кино-фото-ФОНО-документов. Работали над пополнением коллекций; а фотография была важным документом, остальное по ряду направлений составляли грамоты, вымпелы и т. д. У музея были свои фотографы, которые ездили на съемки; музей покупал негативы у редакций газет; были командировки в Москву – в ТАСС, АПН, Центральный госархив и т. д.

Через месяц меня назначили начальником над фотографами, а в фотоделе я не понимал ровным счетом ничего. Благо, тогда главным хранителем работал Григорий Борисович ШЛИОНСКИЙ. Учась у такого специалиста (Шлионский – член Союза журналистов, лауреат Госпремии), невозможно не увлечься. И через какое-то время снимал уже уверенно. Потом была первая публикация моих снимков в одной из областных газет.

- «АиФ-Владимир»: Это и было первым шагом на пути к фотожурналистике?

- П.С.: Тогда я о смене профессии не помышлял. Но большой объем работы с бумагами не позволял уделять должное внимание фотолаборатории: как говорится, голову вытащил – хвост увяз. Надо было выбирать, и я выбрал живую «небумажную» работу фотографа. Снимал много и с удовольствием, хотя это было хлопотное дело.

В годы перестройки пытался заниматься бизнесом, но быстро понял, что это не мое. Пошел в журналистику; меня взяли с испытательным сроком, но менее чем через месяц уже зачислили в штат.

Довелось общаться с Солженицыным

- «АиФ-Владимир»: Наверное, и в музее, и в СМИ вам доводилось делать снимки известных людей, а может быть – даже общаться со знаменитостями? 

- П.С.: Я фотографировал Александра СОЛЖЕНИЦЫНА, Дмитрия МЕДВЕДЕВА, Геннадия ЗЮГАНОВА и многих других, чьи имена – на слуху.

Фото: Петра Соколова

Помнится краткое, но выразительное общение с Александром Исаевичем, который ездил по России и два дня провел на Владимирщине. Я тогда еще работал в музее и фотографировал его во время визита. Солженицын побывал в храмах Владимира, встречался с читателями. Автографы он давал только на своих книгах и фото. Я подошел к нему, когда писатель вышел из Успенского собора, с первым томом его недавно изданного собрания сочинений – «В круге первом». Он, положив книгу на капот машины, спросил: «Кому подписывать?» Я не успел ничего произнести, как прозвучал ответ Алисы Ивановны АКСЕНОВОЙ, гендиректора музея-заповедника: «Владимиро-Суздальскому музею-заповеднику!» А у музея к этому времени уже была масса автографов Солженицына. Но что поделаешь? Потом попенял Алисе Ивановне, она обещала заменить мне этот том в собрании сочинений: книгу с автографом она, естественно, намеревалась оставить в музее. 

А вечером снова была встреча с Солженицыным – в ОДК. Туда я принес второй том его собрания – «Архипелаг ГУЛАГ». И снова услышал вопрос: «Кому подписывать?» Я ответил: «Ольге и Петру Соколовым». «То-то!» - назидательно произнес Александр Исаевич, расписываясь на книге. Сейчас оба эти тома с его автографами – у меня: музей мне не заменил книгу, и я с чистой совестью забрал ее.

Фото: Петра Соколова

- «АиФ-Владимир»: У каждого мастера есть свои предпочтения. Что вы любите снимать, а что – не очень? 

- П.С.: Не люблю, когда позируют; предпочитаю снимать людей в привычной им обстановке. Люблю снимать спорт и другие динамичные события, где интересно поймать момент. 

Фото: Петра Соколова.

- «АиФ-Владимир»: Считается, что пишущий журналист может допустить свое толкование того или иного события, а фотокор не может солгать. Так ли это?

- П.С.: Как посмотреть! Несколько лет назад я снимал встречу губернатора области Николая ВИНОГРАДОВА со спикером Госдумы Геннадием СЕЛЕЗНЕВЫМ. Случайно в объектив попал кадр, как, вставая со стула и задвигая его, губернатор наклонился, и поза получилась несколько подобострастная. Я мог, конечно, обнародовать этот снимок: любители перемывать косточки нашлись бы! Но подумал, что губернатору, которого пресса наблюдает в разных ситуациях, отнюдь не свойственно подобострастие, и этот случайный кадр был бы ложью. Поэтому он не стал достоянием общественности. 

- «АиФ-Владимир»: С вашим именем связывают возрождение фотоклуба «Владимир».

- П.С.: Идея возрождения клуба, действовавшего в городе, принадлежит оператору Ленинградской студии кинохроники Владимиру ИШУТИНУ – я только руководил клубом какое-то время. Клуб объединяет тех, кто любит фотографию; занимается в нем человек 40 разного возраста. Обмениваемся опытом, каждый год проводим отчетные выставки. Летом, естественно, не собираемся. 

Фото: из личного архива Петра Соколова

- «АиФ-Владимир»: Вы не раз становились участником экспедиций по малым рекам на катере с символическим названием «Не валяй». Давайте напомним о них читателям.

- П.С.: Вместе с моим другом Костей КОЛЕСОВЫМ, коллегами с телевидения и художником Владимиром СЕВОСТЬЯНОВЫМ, присоединившимся к нам в Касимове, в последней экспедиции мы проплыли по малым рекам региона. Самые красивые из них – Клязьма и Свирь. Потом художники выезжали на Клязьму на пленэр, и результатом стала совместная выставка «Река-красавица» на юбилей губернии, прошедшая в Центре изобразительных искусств. 

- «АиФ-Владимир»: А также – альбом ваших снимков с одноименным названием: виды – удивительные! После этих поездок прошло уже несколько лет. Если взглянуть с их высоты…

- П.С.: То окажется, что у нас далеко не полностью используется потенциал наших малых рек – хотя бы для развития туризма. В ходе нашего плавания останавливались, например, в местечке Большие Мондроги на Свири. Увидели указатель: «Экстремальная баня». Спрашиваем местных, что это такое – в ответ смеются: «Не то, что вы подумали». Оказалось, это просто шатер, где гость за символическую стоимость 10-минутного сеанса хлещет себя веником, а потом прыгает в реку. Но ведь желающих очередь стояла! Неужто у нас нельзя такое устроить? Для заезжего туриста это – экзотика; можно еще уху на костерке организовать.

Тогда было много сюжетов в СМИ обо всем увиденном нами, и вроде опыт этот собирались перенимать. Но все осталось, к сожалению, на уровне благих намерений.

Фото: Петра Соколова.

У нас – нельзя, за рубежом – пожалуйста!

- «АиФ-Владимир»: А на каком уровне у нас – отношение к съемкам, которые не хотят допустить?

- П.С.: В одном крупном торговом центре при попытке съемок охранник стал хватать за камеру, не давая фотографировать. В итоге дело дошло до прокуратуры, которая усмотрела в исполнении мною служебных обязанностей использование чужого имущества. Если следовать этой логике, то получится, что люди, которые смотрят на товар, тоже используют чужое имущество! 

В другой раз я снимал пожар во Дворце правосудия. Казалось бы, кому мешает фотокор, который пытается запечатлеть пожарных? Но охранник обнял, поднял и вынес меня, обозвав проклятым папарацци. Несколько лет назад на съемках экстремальной ситуации на одном из рынков Владимира мне разбили очки. Правда, тогда, честно говоря, я сам «напросился». Охранник препятствовал съемкам, я напомнил, что гласит законодательство на этот счет. Он сослался на свое начальство: «А нам говорят…» Я не сдержался: «Эсэсовцам тоже говорили!» В ответ и он не сдержался…

- «АиФ-Владимир»: Часть вашей семьи живет в США. Очевидно, бывая в гостях у дочери с зятем, вы тоже снимаете все, что интересно россиянину?

- П.С.: Конечно, и там никогда не возникает таких проблем: для них любая публикация – это пиар. Я спокойно снимал пожар, автоаварию, укладку асфальта – у меня даже документов не спросили. Там у людей совсем другое отношение ко многим вопросам. По сравнению с нашими, гораздо чище улицы, хотя тоже можно увидеть окурки и бутылки. Там иные отношения между населением и полицейскими. Я был свидетелем такого случая: две девочки-подростка уселись на ограду Капитолийского холма. Это увидел полицейский, находившийся через дорогу. Он крикнул им, чтобы слезли, потому что могут упасть. Знаете, как возмутились окружающие?! Сразу от нескольких человек он услышал, что должен был вместо окрика подойти и попросить их спуститься, что он живет на деньги налогоплательщиков и т. д. Парень смутился и поспешил уйти.

- «АиФ-Владимир»: И напоследок несколько слов - о семье: как относятся близкие к вашей беспокойной работе? Как удается передавать по мужской линии имя Петр? Какой по счету – вы?

- П.С.: Я - шестой. Заставлять или убеждать называть сына именно Петром не приходится: и для меня это было вполне естественным, и мой сын, седьмой в роду Петр, сам решил продолжить традицию: подрастает уже Петр восьмой. Если сын продолжил и традицию съемок, став, правда, телеоператором, это уже говорит о том, что мое любимое занятие находит поддержку в семье. Ну, а любимая супруга Ольга – глава семейного худсовета. Порой критикует некоторые мои снимки, дуюсь на нее, спорим; но, как правило, она права – в душе я это признаю.

Досье

Петр Соколов родился 18 апреля 1953 г. в Кургане. Жил в Севастополе, Челябинске: они с матерью переезжали вместе с дедом-актером туда, куда его приглашали на работу. В 5-й класс пошел во Владимире. В 1974 г. закончил литфак, три года работал в школе №26: сначала вожатым, потом – учителем русского языка и литературы. Работая затем во ВСМЗ, в ряде СМИ, заслужил авторитет как один из мэтров региональной фотожурналистики. С десяток выставок его работ, прошедших во Владимире, всегда собирают массу поклонников. Его работы отмечены рядом дипломов, грамот и призов.

У Соколовых взрослые дочь и сын, один внук и три внучки. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах