367

Три в одном. Врач, фармацевт, фермер – несколько жизней сельского доктора

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. 'АиФ-Владимир' 05/12/2012
Фото: Людмилы Кузнецовой

 На окраине деревни, на высоком берегу озера Никотино в небольшом домике живет Владимир Александрович КАЛАБИН. Местные жители называют его - «доктор». И не потому, что он действительно врач, а потому что может помочь в любой трудной ситуации. На селе специалисту приходится делать всё. Вот и у Владимира Александровича – богатая профессиональная практика. Чего только не доводилось ему делать за многие годы – принимать роды, делать полостные операции, ампутировать конечности, лечить ожоги, бороться с менингитом. Был в его жизни период, когда жил и работал в Африке. Сегодня он обычный пенсионер, занимается разведением кроликов. По его словам, он прожил не одну, а несколько жизней. И она продолжает удивлять его своим разнообразием.

«АиФ-Владимир»: Как вы попали в профессию, Владимир Александрович?

- Владимир Калабин: Совершенно случайно. В школе увлекался геологией. С интересом выращивал кристаллы, изучал их строение. Потом был даже в экспедиции с геологами. Но на любимый факультет не попал – не прошел по конкурсу, а вот в Горьковский мединститут прошел. После его окончания нас с женой направили работать в район. Это было время, когда дефицита кадров не было – все решалось централизованно, по направлению облздрава. Тогда врачу приходилось делать всё. Помню, как-то привезли в больницу мужчину, которого переехал трактор. В месиве из крови, земли и навоза трудно было отыскать самого человека. До сих пор удивляюсь, как мы смогли спасти ему жизнь.

Досье
Владимир Александрович КАЛАБИН родился 11 сентября 1948 года в городе Дзержинске Нижегородской области. Закончил Горьковский медицинский институт. Работал хирургом, заведующим отделения в районных больницах. В настоящее время ведет фермерское хозяйство в деревне Овинищи Гороховецкого района Владимирской области.

«АиФ-Владимир»: А как вы попали в Анголу?

- В.К.: Тоже случайно. Спустя несколько лет обстоятельства сложились так, что мне пришлось сменить специализацию, меня направили в другой район заведующим инфекционным отделением. И почти в самом начале моей работы, когда я еще и освоиться толком не успел, привезли больного с менингитом. Это очень серьезное заболевание, при котором большая вероятность летального исхода. Не успели мы разобраться с этим больным, как привезли еще одного, потом еще. С ужасом вспоминаю то время. Но мы справились с этим сложным жизненным экзаменом. Всех больных поставили на ноги с минимальным ущербом здоровью. Этот случай долго обсуждали на областном уровне. А затем мне как знающему инфекционисту предложили поучаствовать в гуманитарной миссии в Анголе. Надо сказать, что тогда (не знаю, как сейчас) почти во всех африканских странах свирепствовали лихорадки. Могу назвать штук десять только самых распространенных, не говоря уже о видоизмененных. Врач, что называется, он и в Африке врач. Это был такой же труд. Хотя болезни несколько отличались от наших. Мы лечили местное население от холеры, брюшного тифа, малярии, оперировали, делали прививки. Жили среди народностей мбунду. Получается, из российской деревни я попал в африканскую. Они хоть и отличаются друг от друга, но и имеют много общего. В каждом племени есть свой вождь, типа – наш председатель колхоза. Все вопросы в деревне решает он. В центре селения - «дом собраний», тоже похож на наш сельсовет, где решались все самые важные вопросы. Вот только дома у них немного другие. Хижины строились очень просто. Ставится деревянный частокол, который оплетают прутьями и обмазывают глиной. Крышу покрывают травой.

Марта - и друг, и «сотрудник» охраны/ Фото: Людмилы Кузнецовой. 

«АиФ-Владимир»: В африканской деревне среди диких племен наверняка было что-то необычное?

- В.К.: Я много слышал об их колдунах и шаманах. И однажды довелось с одним из них встретиться. Мы сидели у костра, когда к нам подошел экзотического вида старичок, весь в косичках и завязках и каком-то странном одеянии. В руках у него была клюка, а на ней вместо набалдашника голова то ли обезьянки, то ли еще какого-то зверька. Весь его вид говорил о том, что это не рядовой житель. Переводчика на местный язык с нами не было, поэтому изъясняться пришлось жестами. Как ни странно, у нас это легко получалось. Я не помню, какие манипуляции он производил, но я тогда отключился и словно перенесся за тысячи километров - увидел родные места, дом, близких. Это был не сон, а состояние транса, незнакомое мне ни до, ни после этого.

«АиФ-Владимир»: Для многих стали испытанием «лихие 90-е». А для вас?

- В.К.: И для меня тоже. Надо было зарабатывать деньги, кормить семью. Тогда в моей судьбе произошла судьбоносная встреча с моим сокурсником. Он предложил заняться снабжением аптек лекарственными и другими товарами. Надо сказать, что фармакология - наука о лекарственных веществах и их действии на организм - всегда была мне интересна. А тут не просто интерес, но и хорошие деньги. Я быстро влился в систему, изучил все тонкости работы. Сейчас, наверное, уже можно сказать, сколько тогда выпускалось и продавалось лекарственных препаратов, которые таковыми и не являлись. Теперь я знаю, какие товаропроизводители добросовестные, какие – нет. Тогда у меня появились нужные связи с поставщиками и с продавцами этого товара. Со временем я решил, что могу работать самостоятельно, и ушел в «свободное плавание». Большинство рядовых граждан знают только понаслышке о системе чиновничьих откатов, а мне пришлось с этим столкнуться лично. Мой бизнес уже стабильно работал, когда закончился срок лицензии. Я собрал пакет документов на ее пролонгирование (а это немалые деньги), но вскоре выяснилось, что очередь на рассмотрение движется очень медленно. Как часто бывает в подобных ситуациях, появился человек, который за определенную сумму готов был помочь добиться рассмотрения моих документов вне очереди. Наверное, я поступил неправильно, поощряя взяточника, но выхода у меня не было. Дело закончилось тем, что этот человек был задержан, а рассмотрение моих документов приостановлено. Их со временем утвердили, но к тому времени мой бизнес уже рухнул, потому что в таком механизме простои недопустимы.

- «АиФ-Владимир»: Переживали?

- В.К.: Не то слово. Всегда тяжело видеть, как ломается что-то, созданное твоими руками. Я был в жуткой депрессии и выходил из нее с большим трудом. Вот тогда-то и решил переселиться в Овинищи. В Гороховецком районе очень красивые места. Не зря Никита Михалков облюбовал их для своих съемок. Прямо из моего окна видно озеро Никотино, в нескольких сотнях метров – устье Клязьмы. Каждое утро я начинаю с того, что вместе с алабаем Мартой иду гулять по окрестностям. А по выходным приезжают дети и внуки.

Фото: Людмилы Кузнецовой. 

- «АиФ-Владимир»: Но у вас ведь есть фермерское хозяйство?

- В.К.: Более сотни голов кроликов. Когда я понял, что с фармакологическим бизнесом покончено, стал искать себе новое дело. Как-то на глаза попались рекомендации одного кроликовода, который обещал баснословную прибыль от разведения этих животных. Я разработал чертежи особых клеток, где кроликам будет удобно и комфортно, а я буду меньше тратить время на их содержание. Потом собрал эту конструкцию в расчете на большой приплод. Теперь остается только поддерживать хозяйство в надлежащем виде.

- «АиФ-Владимир»: В этом новом деле обошлось без проблем?

- В.К.: Наверное, не бывает таких дел, где все хорошо и гладко. Сначала случился мор. Это у кроликов – обычное явление. Пришлось пережить две такие эпидемии, которые уполовинили поголовье. А в прошлом году на ферму повадились лисы. Кролики ведь безголосые, они не могут подать сигнал бедствия. Только по разметанному по клетке пуху да кровоточащим ранкам у животных я понял, что по ночам к ним приходят лесные гостьи. Хорошо еще, что клетки сделаны так, что даже маленькие хищницы не могут пробраться за решетку. Вот тогда в моем доме и появилась среднеазиатская овчарка Марта. Она быстро навела порядок, и теперь рыжие если и придут – их ждет достойная встреча. Еще в моем доме два кота – Рич и Симон. Они в ответе за порядок в отношении мышей в доме.

- «АиФ-Владимир»: Не жалеете, что уехали из города и живете в отдалении?

- В.К.: Когда каждый день видишь, как всходит и садится солнце, как весной разливается озеро, а осенью в окно заглядывает гроздь спелой рябины, такого вопроса не возникнет. Единственный минус – зимой трудно выбраться из дома. Дорогу в деревню и без того не каждый раз расчищают снегоуборочные машины, а уж к моему дому, который находится на отшибе, и подавно. Но пока у меня есть силы – эту не самое страшное.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах