aif.ru counter
93

«Последняя из Толкушкиных» и токарила, и землю пахала

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. 'АиФ-Владимир' 03/07/2013
Анна Толкушкина – «аксакал» большой дружной семьи/Фото: из архива Анны Толкушкиной

Во Владимире Анну Толкушкину знают многие: активистка ветеранской организации, участница многих выставок рукоделий, в том числе – приуроченных к городским мероприятиям. Труженица тыла, вдова фронтовика, инвалид 2-й группы. Награждена орденом Трудовой славы 3-й степени, 7 медалями, 8 знаками отличия, множеством грамот, в том числе министерских.

О том, что вместили её 85 лет, - наш разговор с Анной Ильиничной.

Впрягались всемером

- «АиФ-Владимир»: По возрасту вы в годы войны были еще подростком. Как же получилось, что являетесь тружеником тыла?

- Анна Толкушкина: А тогда как раз подростки да старики и женщины везли на своих плечах всё хозяйство страны. Когда началась война, мне было 13 лет. Жили в одной из деревень Лукояновского района Горьковской области. Мужчины ушли на фронт, землю пахали мы с девчонками. Впряжёмся по 7 человек в плуг да тащим его. Тяжело было, а нам всё - хаханьки! Старик, который вёл лошадь, взглянет на нашу работу – да матюком нас: «Опять криво!» И – снова хохот! Но постепенно научились делать как следует, хотя и для веселья повод находили.

Доводилось и в лесу работать: взрослые валили деревья, а мы обрубали сучья. Вернёшься домой, а поесть – мякина вместо нормального хлеба. Всё время хотелось есть: может, возраст такой был? Но всё равно без дела не сидели и вечерами: вязали носки, рукавицы для фронта. Мешок пряжи уходил быстро.

Шуянин Михаил Краснов отметил вековой юбилей >>>

- «АиФ-Владимир»: Кто-то из вашей семьи воевал?

- Анна Толкушкина: Отчим был на фронте, вернулся без руки. Родной-то отец ещё до войны бросил нас. Он был капитаном дальнего плавания, вот и «уплыл» от семьи – нашёл себе подругу. Отчим был тяжёлый человек, матери нелегко приходилось, да и нам доставалось. 

После войны я закончила училище, получила специальность токаря. Но на производство сразу не попала: меня оставили работать в училище помощником мастера. В 1948 г. вышла замуж за фронтовика. У него с войны осталось ранение в живот; берегла его всю жизнь, да не уберегла – уж сколько лет без него…

- «АиФ-Владимир»: Как вы оказались в Туркмении? 

- Анна Толкушкина: Поехали зарабатывать. Ведь подрастали дочки, надо было кормить семью. И мы перебрались в город Мары Туркменской ССР. Устроились работать на авторемзавод: я токарила, муж слесарил. Коллектив был в основном мужской. Бывало, кто-то и поддавал прямо на работе. А дисциплина тогда была жёсткая. Мне жалко было ребят: застанет начальство в нетрезвом виде – рублём накажут или вообще уволят. Было дело – в свою раздевалку прятала, чтобы поспал товарищ.

Стала рационализатором

- Старалась зарабатывать для семьи изо всех сил. Не закончив порученное, не уходила с завода. Зато на другой день сдавала готовые детали и требовала новое задание. Меньше 180 руб. (тогда это считалось хорошим заработком) не получала. Освоила и другие станки: могу – на сверловочном, долбильном, штамповочном. Пригляделась: не всё по уму! И стала предлагать свои идеи: например, не вытачивать шайбы на токарном станке, а штамповать их. Попробовала – дело! Получается гораздо быстрее, да и металл экономится. Так я стала рационализатором. Из соседней области приезжали изучать этот опыт, а из республиканского министерства в Ашхабаде – вручать мне свидетельство. Известным в городе рационализатором и изобретателем был и мой муж. На параде идём рядом в заводской колонне – диктор объявляет: «Впереди идут рационализаторы и изобретатели!»

А ну-ка, дедушка! 100-летний теннисист сумел повернуть время вспять >>>

- «АиФ-Владимир»: А как складывались отношения с коренным населением?

- Анна Толкушкина: Отлично! Вместе работали, отдыхали, жили рядом. Живя в квартире, полученной от завода, мы почти не покупали готового хлеба: рядом живущие туркмены угощали лепёшками, которые они пекли в своих тандырах – глиняных печах. Там принято угощать соседей, а отказ от угощения может стать поводом для обиды. Тогда не разбирали национальностей: жили дружно и весело. Сообща выбирали меня депутатом горсовета: лет 10 моей депутатской работы помогли получить жильё всем, у кого был в семье хотя бы один ребёнок. Стучалась во все двери - а добивалась! И неважно, какой национальности семья, за которую прошу. К моим просьбам относились с пониманием, без оглядки на то, кто по национальности руководитель.

И руководитель – человек…

Досье
Анна Толкушкина родилась в 1928 г. в Лукояновском районе Горьковской области. Закончила училище, получив специальность токаря. Почти полвека прожила в Туркмении, работала на авторемзаводе, неоднократно избиралась депутатом горсовета.

Во Владимире – с 1995 г.

У Толкушкиной – две дочери,

4 внуков, 6 правнуков.

Настырная была, когда за людей просила. Иной раз до смешного доходило. Однажды, помню, пришла к секретарю обкома. Он поговорил со мной немного, а потом предложил мне побыть немного в кабинете, а сам – в дверь. Я – за ним! Думала, он убегать вздумал. А он, оказывается, в туалет направился: «Я тоже, - говорит, - человек!»

- «АиФ-Владимир»: Были ли проблемы, которые на городском уровне решить не удавалось?

- Анна Толкушкина: Как не быть? Довелось мне как-то участвовать в республиканском партхозактиве. Поручили выступить; как же – женщина-токарь, да ещё депутат! Я очень волновалась, поднимаясь на сцену. Потом думаю: я их никого не знаю, и они меня, чего бояться-то?

И как пошла языком чесать, как по писаному! Про то, что по городу хожу в резиновых сапогах: асфальт никак не положат, грязь. А в соседнем областном центре, где я бывала по работе, – красота: везде асфальт. Хлопали мне после выступления, но на результат не очень надеялась. Но через две недели и у нас асфальт положили!

- «АиФ-Владимир»: Что заставило вас уехать? 

- Анна Толкушкина: Подрастали внучки, надо было думать об их будущем. А там всё переходило на туркменский язык: даже туркменам было трудно, потому что за основу взяли ашхабадское наречие, а здесь – свои особенности. Меня давно звала сестра на Украину. Собрались и поехали. Жаль, конечно, было покидать край, ставший родным, друзей, соседей. Но что делать? Тем более, что там начались такие дела… Посадили русскую заведующую детсадом за то, что приняла в дар платок и ящик с помидорами: обидеть отказом нельзя было. Другой случай – врач наложила на себя руки, когда против неё завели дело за то, что не отказалась от подарка благодарных пациентов. А сколько жизней спасла эта женщина! 

Дожить до ста лет: истории кавказских долгожительниц >>>

Мы не смогли даже продать квартиру, и пришлось начинать всё с нуля. Только приехали на Украину – грянула чернобыльская катастрофа. Мы тогда ещё контейнер не успели получить. Потом начали и здесь переводить всё на украинскую «мову». Потом умер мой муж: легко ли в возрасте столько стрессов?! Мы перебрались во Владимир, где тогда училась в университете племянница. Зять-инженер пошёл работать сантехником, чтобы получить комнату. Дочь, тоже с высшим образованием (строитель и архитектор), сейчас заведует институтским общежитием.

- «АиФ-Владимир»: Как живётся вам сейчас на русской земле и чего это стоило? 

- Анна Толкушкина: Я уж была на пенсии: 38 лет токарила, да 6 операций, перенести которые помогла только природная тяга к шутке. Помню, только встала после операции, только отключили катетер, говорю соседке по реанимации, которая ещё вся в трубках: они, мол, один конец трубки мне вставили, а второй тебе! Еле успокоили…

Так что обживались благодаря дочери и зятю: он в Москву на работу ездил, она тоже за любую подработку бралась. Так же – и вторая моя дочь с семьей.

Люди, конечно, разные: как-то в праздник вышла, надев награды, а встречная женщина говорит: «Купила в метро да надела побрякушки!» Так мне обидно стало!

Со временем купили часть дома, провели удобства, по мере возможности пристраивали. Я увлеклась огородом. В прошлом году последний раз полезла на дерево за яблоками: не признаю яблок не с дерева! Да упала: ветки обломились. Видно, отлазала своё.

А общение нашла, кроме своей уже немалой родни, в клубе ветеранов Октябрьского района. И поговорим с девчатами, и повяжем, всякую всячину поделаем. Устраиваем выставки. Вон у меня целый чемоданчик, который называю тревожным: куда позовут, так есть что и показать, и подарить.

Жаль только, что в клубе пожилые люди могут состоять до 85 лет. А потом-то как быть?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах