179

Гвардии сержант. Ивановец Федор Крылов прошагал от Сибири до Берлина

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. 'АиФ в Иванове' 06/05/2015
Гвардии сержант, командир зенитного орудия Фёдор Крылов в годы войны.
Гвардии сержант, командир зенитного орудия Фёдор Крылов в годы войны. © / Из личного архива

Как только Фёдору исполнилось 18, он сразу попросился на фронт. Сначала была «учебка» на Дальнем Востоке. Там его готовили на зенитчика. Потом перебросили в одну из воинских частей Восточной Сибири для дальнейшего следования на фронт. Красноармеец Фёдор Крылов  на показательных стрельбах проявил незаурядные способности, ему было присвоено звание младший сержант, и он был назначен командиром орудия. 

Дьявольские лягушки 

Александр Найдёнов, vlad.aif.ru: - Фёдор Иванович, на каком фронте воевали?

Фёдор Крылов: - Я воевал в составе 1-го Белорусского фронта. Службу окончил в 1947 году в Берлине командиром орудия 325 зенитно-артиллерийского ордена Александра Невского полка, потом его переименовали в 325 аэродромный полк ПВО.

Федор Крылов Фото: Из личного архива

А.Н.: - Где вы прошли своё боевое крещение?

Ф.К.: - На Курской дуге, Орловское направление. Там я впервые, как говорится, понюхал пороху. Ох, и страшно было, но не сразу. Страх почувствовал после первого боя, когда всё закончилось.

А.Н.: - Почему?

Ф.К.: - Мы отражали налёты немецкой авиации, расчищали небо для наших лётчиков и берегли землю от бомбёжки.

Вот когда занят делом, сосредоточен на ведении боя, то времени на страх не остаётся. У тебя все органы чувств, все мысли направлены только на одно - не пропустить врага. А когда всё утихает, начинаешь расслабляться, мысли плохие в голову лезут, появляется мандраж в руках, в коленках. Страх овладевает тобой от осознания того, что могло бы случиться, если бы ты не заметил самолёт и своевременно не отдал бы приказ своему боевому расчёту. Но ты - командир и сделал всё правильно, а, значит, в этот раз победил и спас своих солдат.

А.Н.: - В каких ещё сражениях участвовали?

Ф.К.: - Мы освобождали Белоруссию, Польшу, брали Берлин. Думаете, я всё упомню? Ну вот, например - переправа через Днепр. Это было жарким летом 43-го. Ранним утром, после мощной артиллерийской подготовки, наши войска приступили к форсированию Днепра. Под непрерывным огнём фашистов наши сапёры сумели-таки возвести понтонные мосты, и наша техника, переброшенная из-под Сталинграда, двинулась вперёд. Пехота сидела на броне, машинах, переплывала на плотах и лодках. Немцы не хотели отдавать Днепр. Много наших тогда полегло.

Дом Федора Крылова Фото: АиФ-Владимир/ Фото Александра Найдёнова

А.Н.: - А в чём заключалась ваша задача?

Ф.К.: - Мы «держали» небо в руках. Немецкая авиация помимо бомб сбрасывала на нас «шпринг-мины», или, как мы их называли, - «мина-лягушка». Это были, пожалуй, самые страшные мины. Как правило, их устанавливают на земле. Но немцы активно их сбрасывали на нас с самолётов.

А.Н.: - Чем она так опасна?

Ф.К.: - Как только мина с высоты попадала на землю, то сразу не взрывалась - она подпрыгивала, как лягушка, и тогда разрывалась на осколки. Одна из таких мин убила сразу весь боевой расчёт одной из наших зениток.

В ходе проведения днепровской операции мы сбили три «мессершмитта». А! Вот ещё вспомнил. В конце войны в Германии я сам сбил немецкий самолёт.

А.Н.: - Как это было? 

Ф.К.: - Как-то вечерком сидели мы со всеми нашими зенитчиками за кружкой чая у моего орудия. Слышим - самолёт летит. И как только увидели на нём чёрные кресты, все боевые расчёты побежали к своим орудиям. А я в шаге у своего стою, и времени на раздумье и на приказы своим подчинённым у меня нет. Ну, я первой очередью его и подбил. А уже потом с соседней батареи нам  звонят: «Вы что ли «мессера» покалечили? Ну, мы его здесь встретили как полагается...» И смеются. Понятно, что добили фрица.

Памятная встреча

А.Н.: - Фёдор Иванович, на войне есть место юмору?

Ф.К.: - Есть. Вот помню я пару случаев, когда насмешил всех наших аж до слёз.
Это было в Польше. К нам в часть приехали газетчики из «Армейской газеты» и киношники. Фильм они хотели снять о нас и заметку написать.

Дом Федора Крылова Фото: АиФ-Владимир/ Фото Александра Найдёнова

Вызывает меня к себе командир и говорит: «Ну, что Крылов, после Белоруссии заматерел, расслабился? Наверное, сам-то стрелять разучился? Только командовать умеешь...». Я сначала смутился. Не понимал, ругают меня или нет. Но потом командир объяснил, что будут снимать фильм о зенитчиках. Главную роль отводят мне. Я должен «на камеру» сбить «вражеский» самолёт.

А.Н.: - А с «врагом» договорились?

Ф.К.: - А как же (смеётся)! Прицепили, значит, к хвосту нашего У-2 огромный матерчатый мешок, набитый соломой и цветной ветошью и объясняют мне - самолёт взлетит, подождёшь немного, чтобы киношники сняли его и тогда стреляй по мешку - это твой враг.

А.Н.: - Попали?

Ф.К.: - Я тогда обиделся на них. Что я, клоун что ли?! Ну, в общем, я сбил этот мешок первой очередью, как только самолёт взлетел. Короткое кино получилось. Красиво тряпочки разлетелись.
Лётчик тогда на меня благим матом кричал. Не дал я ему в кадре покрасоваться. А командир потом мне за высокую боевую подготовку объявил благодарность.

А.Н.: - А другой случай?

Ф.К.: - Это было уже в Германии после Победы. Мы тогда охраняли аэродром Василия Сталина. Рядом с нашей батареей стоял дом с бассейном, где нам иногда разрешали купаться. И вот в один прекрасный день мы плескались там. Я сидел на бортике бассейна и думал о своём, как меня окликнул какой-то незнакомый, коренастый мужчина:

- Эй, солдат! А кто эта красивая девушка, которая на вышку карабкается?

- Это жена нашего начальника штаба Гришина, - говорю ему. - Ты даже и не думай, и не смотри на неё.

- Повезло же вашему Гришину, - не отрывая взгляда от девушки говорит мне незнакомец. - Ну, бывай, солдат!

Он пожал мне руку и ушёл в раздевалку. А мои ребята, широко открыв глаза и рты, восхищённо смотрели на меня.

А.Н.: - А кто это был?

Ф.К.: - Как потом мне сказали - это был дважды Герой Советского Союза, гвардии майор (в то время) Иван Кожедуб. Надо мной ребята потом долго шутили, чтобы я руку не мыл, которой с Кожедубом здоровался.

Дорога домой всегда короче

Досье
Фёдор Иванович КРЫЛОВ, родился 30 мая 1923 г. в Ивановском районе, с. Бибирево. С 1942 по 1945 год воевал в составе 1-го Белорусского фронта. Командир зенитного орудия. Гвардии сержант. Награждён медалями: «За отвагу», «За взятие Берлина» и другими. После демобилизации в 1947 г. трудился на торфоперерабатывающем предприятии в селе Озёрный Ивановского района, где и проживает в настоящее время.

А.Н.: - Фёдор Иванович, как Победу встретили?

Ф.К.: - Взяли Берлин, и вскоре нам объявили, что фашисты капитулировали. Мы радовались этому известию как могли. Кто-то плакал, смеялся, плясал, кричал. А мы, зенитчики, вечером дали в воздух такой салют... Трассерами всей батареей.  

А.Н.: - Когда демобилизовались, долго домой добирались?

 

Ф.К.: - Сколько вёрст «отмахал» и сколько дней прошло, я уже и не помню. Но дорога домой всегда короче кажется. Поэтому мне как-то было всё нипочём. Но сразу домой я не поехал.

А.Н.: - Почему?

Ф.К.: - Я остановился в Фурманове, там у меня сестра жила и девушка, которая мне писала на фронт.

А.Н.: - Вы познакомились с ней до войны?

Ф.К.: - Нет. Моя сестра дала ей адрес полевой почты, и она мне всё это время писала письма.

А.Н.: - И как сложились ваши отношения?

Ф.К.: - Да никак. Во-первых, не понравилась она мне. А, во-вторых, у неё уже был жених. Я погостил один день у сестры и пешком отправился к себе домой.

А.Н.: - Как вас встречали?

Ф.К.: - Как положено - с песнями и плясками. Мама устроила настоящий пир по случаю моего прибытия. Немного отдохнув на «дембеле», я устроился на работу на торфоперерабатывающее предприятие. Потом женился, тоже, кстати, на фронтовичке, и началась нормальная и спокойная жизнь без взрывов бомб и ночных налётов.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах