aif.ru counter
703

Вторая жизнь Сергея Холоднова. Гусевчанин пережил клиническую смерть

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. 'АиФ-Владимир' 27/07/2016

Близкие уже готовились проводить его в последний путь, но, пережив клиническую смерть и оказавшись на краю жизни, он вернулся и стал жить с новыми ощущениями.

Без налогов?

Среди туристов Владимирской области имя Сергея Холоднова хорошо известно. В то время, когда туризм был «пролетарским», отлично знали собрата по рюкзаку не только из своего города, но и региона, а то и дальше. Пятый десяток лет он -  председатель городского клуба туристов Гусь-Хрустального. За плечами - богатый опыт мастера спорта по водному туризму и солидная подготовка по многим видам туризма и ориентирования. Сергея Владиславовича знают десятки рек самой высокой категории сложности, пройденные на каяках, катамаранах, байдарках и других самодельных плавсредствах от Памира до Заполярья и от Байкала до Карпат.  

Людмила Кузнецова, vlad.aif.ru: - Сергей, ты помнишь свой самый первый поход?

Сергей Холоднов: - Это было после смерти папы, когда мне было 12 лет. Мама попросила его друзей взять меня с собой. Помню, что было ощущение полной свободы. Оно потом сохранялось ещё долго, хотя с тех пор прошло уже полвека. Рек и походов было действительно много. В Советском Союзе была достаточно стройная система спортивного туризма при ВЦСПС. В городском и областном клубах туристов могли быть штатные работники от  этой организации. Где хотели развиваться - там шла работа. В зависимости от активности участия в соревнованиях областной федерации  выделяли путёвки на Союзные мероприятия. Около 40 лет мне довелось возглавлять клуб туристов Гусь-Хрустального. Кто помнит 90-е, знает, что в походы тогда перестали ходить из-за того, что денег не всем хватало даже на жизнь. Приходилось крутиться и даже нарушать закон, чтобы сохранить туризм в городе. Я занимался предпринимательством и не платил налоги, чтобы на вырученные деньги можно было купить какое-то снаряжение, куда-то сводить народ. Теперь это в прошлом.

Мама, прости… 

Л.К.: - Есть ещё одна страсть - небо?

С.Х.: - Парашютным спортом я занимался давно. Вёл в городе парашютную секцию, а когда стали появляться другие виды  передвижения по воздуху - дельтапланы, парапланы - стал осваивать и их. У меня была давняя мечта пройти реку Белая в Адыгее, затем подняться в горнолыжный лагерь, покататься и оттуда спуститься на параплане к морю. Так сказать, с горных вершин на белый песок. Если спускаться на крыле - не более получаса, а ехать полсуток. Тренироваться начал в городе. Уже много знал и умел. Вот и «зазвездился». 24 января 1995 года вышел на городское озеро. Погода была тихая и солнечная. Раз десять, наверное, стартовал безуспешно, потому что при нулевом ветре подняться в воздух, а тем более лететь - сложно. Конструкция параплана - крыло, буксируется на тросе, а потом он летит самостоятельно. Всё говорило о том, что сегодня нелётный день, но заела спортивная злость. И я поднялся. Наверное, только на характере. На высоте 50 метров купол сложился. Внизу - голый лёд. Шансов на спасение - ноль.

Перелом основания черепа, сотрясение мозга и расколотая вдребезги рука - даже погрузить в машину было сложно. Спасло меня присутствие моего друга, лётчика Марлена ШКУРИНА. Он проходил профессиональную подготовку по спасению людей в экстремальных ситуациях. Иначе исход был бы совсем другой.

Умирать было приятно и легко, а вот противостоять этому - трудно. Уже видел себя со стороны, как грузят тело в машину, мчатся на красный свет. В сознание врезались слова доктора, что пациент уже не жилец, и крутить его можно, как угодно. Я даже успел обидеться на эти слова, но бездна покоя и умиротворения затягивала всё сильнее. 

Был только один тормоз, не дающий насладиться вечным блаженством, - вина перед близкими. Особенно перед мамой. Хотелось ей всё объяснить, попросить прощения…

На «живую нитку»

Л.К.: - И ты вернулся в этот мир?

С.Х: - После блаженства и покоя было нестерпимо больно ощущать, как душа возвращается в разбитое тело, чувствовать движение каждого волоска на теле - как вращение вонзённого в него  кола.  Жить гораздо мучительнее, чем умирать. Врачи собирали и склеивали моё тело по кусочкам. Полтора года пролежал в гипсе с головы до пят. Когда его сняли - не мог ни сидеть, ни тем более стоять. Тогда главный травматолог похвалил меня за характер и сказал, что самым большим достижением будет, если лет через пять я смогу поздороваться с ним за руку. Я протянул ему руку уже через полгода. Рядом всегда были близкие - мама, жена, дети, братья, друзья.  Мужики не хотели признавать мой особый статус лежачего больного. Как-то Александр ЛОЩАКОВ выбросил мои костыли из окна прямо на снег. Сказал - сделал первый шаг, сможешь и дальше. Друзья приходили и пили водку рядом с моими капельницами и суднами, говорили о вещах из той, обычной жизни, и я начинал верить, что такой же, как они.

В палате всегда был «проходной двор». Приезжали попрощаться  перед походами, возвращались из них, пропахшие костром и свежим ветром. Я только физически был в больнице, а душой - вместе со всеми.

Досье
Сергей Владиславович Холоднов. Родился в 1952 году в городе Гусь-Хрустальный в семье врачей. Образование - неоконченное высшее, 18 лет проработал кварцеплавильщиком. 41 год руководит гусевским клубом туристов. Мастер спорта по водному туризму с правом руководства походами самой высокой категории сложности, имеет подготовку по ориентированию, оказанию экстренной медицинской помощи, метеопрогнозированию. Путешествовал на байдарках, каяках, катамаранах, имеет опыт управления парапланом, парашютом, самолётом, вертолётом, несколькими видами автотранспорта, а также лошадьми, ишаками, верблюдами. Первым в области награждён почётным знаком «За заслуги в развитии спортивного туризма в России». Есть двое детей и пятеро внуков.

Л.К.: - Что было потом?

С.Х.: - Потом были новые походы. Спустя 3 месяца после очередной операции, ещё собранного «на живую нитку», меня взяли в байдарочный поход по  реке Мста Новгородской области. В байдарке сделали приспособление для рук, чтоб не филонил, не барин - и вперёд. Потом были реки Белая на Кавказе, Ока Саянская, Катунь на Алтае, Заполярье. В этом году через неделю уходим на Кольский полуостров на катамаранах  на связку рек Красненькая - Кутсайоки. Правая рука и сегодня работает только на 40% от её возможностей, но я привык к этому.

Л.К.: - С таким богатым опытом путешествий по самым заповедным местам нашей страны наверняка встречалось что-то необычное? Если не снежный человек, то что-то вроде этого…

С.Х.: - Видел ли я какие-то чудесные явления? Видел.  Например, цветущие в Памирских горах рододендроны. На это можно смотреть бесконечно, а запах такой, что передать его словами невозможно. Или горный родник, капли которого замерзают прямо на лету и создают вокруг воды кружевной ледяной ореол. А ещё чудом считаю чёрный жемчуг, который приходилось видеть в Адыжской пещере на Северном Кавказе. Но самое главное чудо природы - это человек с его безграничными возможностями, о которых мы порой даже не догадываемся.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах