Примерное время чтения: 14 минут
524

Стали святыми. Какие священники сидели во Владимирском централе?

«Крытка» или крытая тюрьма (ещё одно название Владимирского централа)  — место намоленное. Ведь в годы репрессий здесь сидели десятки священников по обвинениям в антисоветской деятельности (только во Владимире с 1918 по 1940 год был арестован 51 священнослужитель, а всего по области — 756 представителей церковного сословия).

В Светлое Христово Воскресенье хочется рассказать об этих особых «сидельцах».

«В узах и горьких работах — 21 год 11 месяцев»

Один из них — епископ Афанасий Ковровский (Сергей Гаврилович Сахаров)  — проводил литургию «Всем святым» прямо в своей камере. В эти моменты даже тюремщики старались подойти поближе к дверям, чтобы послушать, и тайком крестились.

Его арестовали в марте 1922 года: так он впервые оказался во Владимирской тюрьме. Впервые – потому что сажали его туда не раз. Видимо, было указание изолировать его от общества во что бы то ни стало, а весомых «статей» не находили… Показательный суд по обвинению в связи с пропажей церковных ценностей в Суздальском Спасском монастыре состоялся во Владимире. Приговорили епископа к одному году заключения, но по амнистии вскоре освободили. 15 июля 1922 года вновь арестовали - 22 июля освободили. В сентябре 1922 года снова арест и помещение в централ.

По воспоминаниям сотрудников тех лет,  при его содействии в тюрьме возникла удивительная в литургическом смысле служба «Всем русским святым»: впервые она прошла 10 ноября 1922 года в одной из камер. Служба справлялась и дополнялась вплоть до 1950 года. В феврале 1925 года после трёх лет заключения епископ Ковровский Афанасий вернулся во Владимир на «церковное деление». В начале января 1927 года епископа Афанасия вновь арестовали по обвинению «в принадлежности к группе архиереев, возглавляемых митрополитом Сергием», направили в Московскую внутреннюю тюрьму. И снова — этапы, тюрьмы и лагеря.

С апреля по сентябрь 1936 года он снова находился во Владимирской тюрьме. По обвинительному заключению ему было вменено в вину, что он - один из создателей и активных участников контрреволюционной организации «истинно православной церкви», в основу деятельности которой положили антисоветскую платформу «ссыльного епископата».

В 1939 году епископ Афанасий писал, что у него, «человека верующего и служителя церкви, нет  и не может быть солидарности с воинственно безбожнической властью» в вопросах его «религиозного упования и религиозного служения».

В своих воспоминаниях епископ Афанасий писал: «27 июня (по старому стилю) 1954 года исполнилось 33 года архиерейства. За это время на епархиальном служении — 2 года 9 месяцев; на свободе, но не у дел — 2 года 8 месяцев; в изгнании — 6 лет 7 месяцев; в узах и горьких работах — 21 год 11 месяцев».

28 октября 1962 года епископ Афанасий скончался. Его похоронили на Старом кладбище Владимира.

Определением Архиерейского собора Русской православной церкви 13–16 августа 2000 г. епископа Афанасия Ковровского причислили к лику святых в чине священноисповедника. 14 октября 2000 г. состоялось обретение его святых мощей. 29 октября крестным ходом их перенесли в Рождество-Богородицкий монастырь  Владимира.

Фото: Российское историческое общество

«Близкий нашим сердцам пастырь»

Есть в Централе - камера-храм. Вместо железных дверей здесь деревянные резные створки невероятной красоты. Голова Христа в терновом венце и серафимы над входом... Внутри иконостас и вообще всё, что должно быть в настоящем храме. Здесь отбывал свой 10-летний срок священник Петр Чельцов. Его арестовали в 1949 году за то, что он хранил у себя запрещенную литературу.

Он родился в семье священника 20 августа 1888 года в с. Шехмино Рыбновского района Рязанской области. В 1909 году окончил Рязанское духовное училище, а в 1910-м Рязанскую духовную семинарию, после чего был направлен за казённый счет в Киевскую духовную академию.

В августе 1916 года стал членом епархиального комитета помощи жертвам войны. Вёл активную просветительскую и проповедническую работу, участвовал в публичных религиозных чтениях в пользу жертв войны.

В период с 1917 по 1918 год был членом Священного Собора Православной Российской Церкви. Революция внесла свои коррективы, в 1918 году закрыли учебные заведения и отца Петра, как не имеющего прихода, призвали солдатом в тыловое обеспечение. В дальнейшем его освободили от ополчения по ходатайству прихожан и профессоров Смоленского государственного университета, которые писали в губернский военкомат о том, что: «Батюшка по образованию своему, знанию библиотечного дела является незаменимым сотрудником формирующейся ныне университетской библиотеки». На удостоверении, которое выдали Петру Алексеевичу, было указано, что он состоит в должности контролёра университетской библиотеки, и визой губернского военного комиссариата отмечено, что он «освобождён от тылового обеспечения, как несущий общественно полезные труды».

В 1921 году он становится благочинным смоленских градских церквей и возведён в сан протоиерея. В апреле 1922 года - первый арест по подозрению в оказании сопротивления при изъятии церковных ценностей. Ведение агитации против изъятия церковных ценностей не доказали и 5 июня 1922 года уголовное дело в отношении Чельцова П.А. прекратили. В 1924 году его арестовали и изолировали на 10 суток как последователя Святейшего Патриарха Тихона.

20 июня 1927 года протоиерея Петра снова арестовали. При обыске изъяли переписку и книги, и уже 2 июля ему предъявили обвинение в групповой антисоветской деятельности и распространении контрреволюционной литературы. Особым совещанием при Коллегии ОГПУ приговорили к трём годам лишения свободы в концлагере. Срок заключения отец Пётр отбывал на Соловках. В лагере он окончил фельдшерские курсы, после чего работал в медицинской части. По постановлению Особого совещания при Коллегии ОГПУ 29 октября он был досрочно освобожден и направлен в ссылку в Вологодскую область в г. Кадников.

7 марта 1933 года очередной арест, протоиерей Петр обвиняется в том, что являлся участником антисоветской группы из числа ссыльных и проводил среди населения контрреволюционную агитацию.

1 июля 1933 года постановлением «тройки» полномочного представительства ОГПУ Северного края отец Пётр приговорен к трем годам концлагерей. После освобождения в 1936 году его определили священником Казанской церкви с. Нарма Курловского (ныне Гусь-Хрустальненского) района. В 1941 году храм закрыли, а отца Петра арестовали за неуплату налогов. Приговор Курловского народного суда — один год исправительно-трудовых лагерей. После освобождения вернулся в село Нарма.

16 апреля 1943 года архиепископ Ярославский и Ростовский Иоанн (Соколов), управлявший Владимирской епархией, назначает протоиерея Петра священником Христорождественского храма, открытого в Гусь-Хрустальном районе.

Спустя шесть лет, 18 июня 1949 года, отец Пётр арестован Управлением МГБ Владимирской области. Из материалов следственного дела Чельцова П.А.: «…являясь священником церкви с. Заколпье и будучи враждебно настроенным по отношению к советской власти, примкнул к антисоветскому подполью церковников, действующему на территории ряда районов Владимирской, Горьковской и Рязанской областей, а в последствие стал активным его участником. Организовывал во время богослужения выступления руководителей подполья и сам выступал с антисоветскими проповедями. Группируя вокруг себя враждебный церковный элемент, среди которого вёл агитацию, направленную на срыв мероприятий, проводимых советской властью, призывал колхозников на невыход на работу и отказ на участие в выборах в верховные и местные органы советской власти. В своём доме хранит монархическую литературу».

В доме отца Петра  произвели повторный обыск, конфисковали 46 книг, два портрета государя императора Николая II и его семьи, личную переписку. 

В заполненной тюремной карточке отметили, что Чельцов Петр Алексеевич, 1888 года рождения, по профессии служитель религиозного культа, настоятель церкви в с. Заколпье, был арестован 18 июня 1949 года, характер преступления не указан. 13 февраля 1950 года осуждён Особым совещанием МГБ СССР на срок 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Начало срока — 18 июня 1949 года, конец срока -18 июня 1959 года. Прибыл во Владимирскую тюрьму 13 октября 1949 года. После камерного содержания 19 марта 1950 года под усиленным конвоем направлен в Минеральный лагерь МВД СССР, станция Абезь Печерской железной дороги. Через пять лет, 30 сентября 1955 года, престарелый отец Пётр, как инвалид II группы, был досрочно освобождён из лагеря. В Заколпье он находился под гласным надзором МВД, как ссыльный поселенец. 20 марта 1956 года переезжает в село Великодворье. Даёт подписку о невыезде с места поселения без разрешения органов МВД. По заключению УМВД Владимирской области 28 марта 1956 года отца Петра снимают с учета как ссыльнопоселенца и освобождают из-под надзора МВД.

Протоиерей Пётр обращается 13 декабря 1955 года к владыке Онисиму с прошением: «Имея искреннее намерение до конца дней своих служить Христовой Церкви, почтительнейше прошу Ваше Преосвященство назначить меня на священническое место к Пятницкому храму, село Пятницы Курловского района». За время служения в храме отец Петр завоевал у своих прихожан уважение и любовь. Однажды приходской совет обратился к владыке с просьбой: «Благословите отца Петра, как близкого нашим сердцам пастыря, быть священнослужителям нашего храма до конца его жизни».

Из воспоминаний прихожан об отце Петре: «Отец Пётр прошёл гонения, репрессии, но остался незлобным, был великодушным и миротворцем».

Из воспоминаний архиепископа Мельхиседека (Лебедева): «Отца Петра отличала необычная простота и приветливость. Для каждого обращавшегося к нему он находил время и ласковое слово, особенно для приезжих издалека. А приезжали к нему из разных мест — из Москвы, Петербурга, Смоленска и других городов. Он проводил общие исповеди, но не типовые, а особенные. Батюшка глубоко знал душу человеческую, умел сострадать немощам человеческим. Помогал людям бороться с грехом». И не случайно после его молитв люди исцелялись.

Несмотря на преклонный возраст и большую загруженность, он вёл огромную переписку, на все письма давал ответ, старался всем помочь и молился за всех. Скончался святой праведный протоиерей Пётр Алексеевич Чельцов 14 сентября 1972 года. В 2000 году на юбилейном Архиерейском соборе отец Пётр был прославлен в лике новомучеников и исповедников российских.

Фото: Владимирская епархия/ Комиссия по канонизации святых: http://www.vladkan.ru/

«Праведник народов мира»

Трагична судьба и архимандрита Климентия Шептицкого – одного из руководителей Украинской греко-католической церкви.

Обвинение против него строилось на взаимоотношениях Украинской греко-католической церкви и организации украинских националистов. Шептицкому вменяли в вину посредничество между польским и украинским подпольем в 1942–1944 годах. Его арестовали в 1947 году.

Из архивного уголовного дела: «Шептицкий Климентий был влиятельной личностью в формировании националистического движения и играл важную роль в практической борьбе украинских националистов против советской власти. Подписал майор МГБ Божко». Умер в централе в 1951 г.

Спустя годы, в 1996 году, архимандрит Климентий Шептицкий получил звание «Праведник народов мира». За спасение евреев в период Второй мировой войны во время визита в 2001 году во Львов папы римского Иоанна Павла II он был беатифицирован (беатификация - обряд причисления умершего к лику блаженных в католической церкви).

«На свободе видишь человека урывками»

Корнеев Иван Алексеевич, 1902 года рождения, иеромонах. С 1920 по 1921 год служил в Красной армии. В результате перенесённых заболеваний (малярия и тиф) получил тяжелейшее осложнение – заболел туберкулезом позвоночника, 11 лет был прикован к постели. С 1933 по 1946 год работал биографом в разных издательствах. 17 апреля 1946 года был арестован. Особым совещанием при МГБ СССР 30 ноября 1946 года ему было предъявлено обвинение: «Участие в антисоветской церковной организации и террористические высказывания». Приговорили к семи годам тюремного заключения.

Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт
Фото: Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт

Из воспоминаний В.В. Шульгина (сокамерник Корнеева, русский политический и общественный деятель, – прим. ред.): моим сокамерником был Иван Алексеевич Корнеев, много лет посвятивший трудам по истории музыки. Тюрьма – великолепное место для наблюдения человеческой природы. В тюрьме проводишь с людьми много лет, и притом круглосуточно. На свободе видишь человека урывками.

Кроме того, тюрьма крайне обостряет страсти разного вида и одновременно выявляет положительные качества – ум, волю, справедливость. И как повсюду в жизни, несмотря на замки и решётки, в тюрьме происходят некоторые явления, совершенно неожиданные.
Таким неожиданным явлением и была моя встреча с Иваном Алексеевичем Корнеевым. Казалось, что могло нас объединять? Он – советский гражданин, я – эмигрант. Жизнь нас поставила по разную сторону баррикад. И всё же неумолимое стремление человека к созиданию, творчеству, присущее ему и мне, сблизило нас…»

Отбывал наказание во Владимирской тюрьме до 1956 года.

После освобождения Иван Алексеевич большую часть своего времени посвятил редактированию и подготовке к изданию воспоминаний В.В. Шульгина.
К сожалению, сам В.В. Шульгин в те годы оказался в поле интересов «искусствоведов в штатском». Они постарались отстранить Ивана Алексеевича от участия в работе над рукописью и по возможности сделать всё, чтобы оклеветать Ивана Алексеевича и его работу. Иван Алексеевич Корнеев скончался в 1973 г. в Москве.

Номерные заключённые

Великая Отечественная война внесла свои коррективы не только в жизнь страны, но и в быт тюремного населения. Владимирская тюрьма в 40-е годы называлась особой тюрьмой Министерства государственной безопасности. Общая численность её заключённых составляла 1715 человек. После ввода советских войск в Латвию, Литву и Эстонию руководителей правительств этих стран и членов их семей депортировали в Советский Союз и расселили в российских городах. С началом Великой Отечественной войны всех их арестовали и впоследствии они получили статус - номерной заключённый.

Об именах номерных заключённых никто из надзорсостава не должен был знать, за исключением начальника Внутренней тюрьмы.

В списке таких заключённых, содержавшихся во Владимирской тюрьме в период с 1940 по 1950 год,  значится: № 15. Аладжанян Пётр Степанович — священник, профессор философии, шпион Англии.

Подробностей о судьбе этого священнослужителя найти пока не удалось…

При подготовке статьи использовались материалы из книги «Владимирский Централ История Владимирской тюрьмы» директора музея ВЦ Игоря Закурдаева.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Выбор профессии 2021
Самое интересное в регионах