634

Назад, в прошлое. Археолог рассказал о самых крупных владимирских находках

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. 'АиФ-Владимир' 13/02/2013

Наш гость Сергей САЗОНОВ – специалист-археолог - пошел в эту сферу сразу после первого курса университета.

Полевая романтика

- «АиФ-Владимир»: Сергей, в археологию пришли намеренно? Что привлекает в этой профессии?

- Сергей Сазонов:  Так получилось, что после прохождения обязательной практики по окончании первого курса я остался подработать на раскопках. С того и началось – нравились и сама работа, и коллектив, и атмосфера…Сначала это был своеобразный способ подработки, который потом перешел в желание связать с этим жизнь. Возможно, кто-то и намеренно идет в археологию, но у меня это получилось скорее случайно, впрочем, как и у большинства. А вообще, работа археолога удивительная и интересная. Многих манит романтика в профессии – нередко бывает так, что научной экспедиции приходится выезжать в поля, где нужно находиться не день, не два, а месяцами. Природа, костры, палатки… Это не может не нравиться. Да и в целом обстановка на раскопках довольно-таки раскрепощенная, поскольку в основном работают студенты. Тут и шутки, и байки, и смех…

- «АиФ-Владимир»: Было ли что-то необычное в вашей археологической практике?

- С.С: Одним из самых запоминающихся моментов была поездка в Палестину. Два года назад мы ездили туда с Институтом археологии Российской академии наук, где проводили охранные раскопки на месте будущего Российского культурного центра в Иерихоне. Хоть наша работа и длилась всего две недели, за это время мы получили массу положительных эмоций. Яркие впечатления, новые знакомства, другие люди… И в плане раскопок также – если на нашей земле находки в основном из Средневековой Руси, а там – от VI века нашей эры. Жили по договоренности с матушками в Русской Духовной Миссии, предназначенной для паломников.

След татаро-монголов

- «АиФ-Владимир»: Во Владимире были крупные, интересные объекты?

- С.С: В основном, мы копаем культурный слой, начиная от XII века. В прошлом году были довольно-таки интересные находки – захоронения порядка пятидесяти человек. Тогда копали в 22-м квартале. Как оказалось, это было санитарное захоронение жертв татаро-монгольского нашествия. Все было перемешано, порублено… В основном опознавались женские и детские черепа – враги добивали тех, кто слабее. С точки зрения науки эта находка дала нам очень многое – антропологи, приехавшие из Москвы, отлично обработали и дали большой пласт информации… Здесь все было заставлено черепами. (Показывает на столы в своем кабинете). Из вещей - вспоминается выносной бронзовый крест XII века, который нашли в 2006 году на Спасском холме. Сейчас находка выставлена в Палатах.

 

Фото: из архива Сергея Сазонова

 

Копаем не картошку

- «АиФ-Владимир»: Есть ли какие-то правила работы на раскопе? Отличается копание грядок от археологических раскопок?

- С.С: Конечно, для этого существует целая методика. Есть и положение проведения археологических раскопок, следуя которому мы должны копать по 20 см пластами, которые зачищаются до блеска, фотографируются и зарисовываются на миллиметровке. На месте же фиксируется и каждая находка. Если случай интересный или непонятный, можно переходить на пласты по 10 см. По большому счету, в археологии находки – это не самое главное. Гораздо важнее определить, как ложилась земля – где-то песок, где-то глина… Судя по типу пласта мы можем с уверенностью сказать, что здесь когда-то стоял дом, там хозяйственная постройка, тут забор… А те предметы, которые находятся, дают просто датировку. Если мы извлекаем из земли исключительно древнерусскую керамику, то, соответственно, эта яма и была засыпана в древнерусское время, после чего ее никто не трогал. Есть методика, когда копают по слоям – сначала отдельно выбирают песок, потом глину… При таком виде работы фиксируется рельефное пластование, как именно накладывались пласты друг на друга. 

 

Досье
Сергей Сазонов родился во Владимире в 1985 году, в 2007 году закончил исторический факультет ВГПУ (ныне ВлГУ). С 2005 года серьезно занялся археологией. Сейчас занимает должность ведущего специалиста областного центра археологии при ВлГУ.

 

Что касается глубины, то обычно мы копаем до материка – места, не тронутого человеком. Во Владимире это примерно до 2,5 метров. Но порой бывает, что глубина может быть и больше. Когда мы прорезали Ивановский древнерусский вал, копали на 5 метров вглубь. А за кинотеатром «Художественный» только культурный слой достигает 6 метров.

Кроме всего прочего, археологические раскопки отличаются строгими требованиями безопасности. Однажды был случай, когда двое ребят несли носилки и прошлись по доске, на которой был вбит гвоздь. Результат: оба наступили на гвоздь – сначала один прошелся, а за ним следом и второй. Чтобы не было таких эксцессов, и требуется неукоснительное соблюдение требований безопасности.

- «АиФ-Владимир»: Что во время раскопок попадается чаще всего?

- С.С: Нам как археологам интересен, прежде всего, культурный слой, глубина которого может составлять всего метр. Но часто бывает так, что большую часть раскопок занимает строительный мусор XX века, который обычно снимают трактором, и только потом, дойдя до ценного слоя, мы начинаем работать руками. В основном попадается разбитая керамика, которая потом склеивается - ее с одного только раскопа бывает до 10 тысяч. По ней очень удобно делать датировку. Далее – это предметы быта: железные ножи, гребешки, различные украшения, светильники… Все находки обрабатываются и подлежат описи, после чего экспонаты попадают на постоянное хранение в музейные фонды. 

О «черных» археологах

- «АиФ-Владимир»: Хотелось бы что-то изменить в современной археологии?

- С.С: Можно было бы поставить на поток подготовку кадров, потому как у нас археологов готовят в кустарных условиях. В ВлГУ хоть и есть такая специальность, но уровень подготовки оставляет желать лучшего. Студентов не учат конкретно полевой работе, как, в принципе, и везде. Так сложилось, что в археологов обычно вырастают историки, которые, попадая на практику, начинают учиться у таких же самоучек-археологов. Была бы система подготовки кадров, было бы лучше. Есть хорошие кафедры в Москве, в Нижнем Новгороде, в Петербурге, но таких очень мало – на всю страну однозначно меньше десятка. 

Хотелось бы изменить и отношение государства к «черным» археологам или, как сейчас принято говорить, кладоискателям. Это те люди, которые ходят по полям с металлоискателем в поисках монет и выдают занятие за свое хобби. Они не могут понять, какой вред наносят памятникам. Пройдясь один раз с металлоискателем и наделав дырок в поисках одной монетки, они перекапывают и уничтожают информацию о культурном слое. А государство ведет политику, если не поощрения, то молчаливого согласия. А ведь в УК РФ есть статья – за уничтожение памятников.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах