aif.ru counter
Ольга ШЕВЧЕНКО 330

Победители из «Шередаря». Как детей возвращают к жизни после рака

Через пару месяцев в Петушинском районе откроется первая очередь реабилитационного центра «Шередарь». Корреспондент...

Они победили болезнь. Теперь их цель - стать обычными детьми/ Фото: пресс-службы «Шередарь»

Впервые мы познакомились с Михаилом Афанасьевичем, когда молва о нём как о предпринимателе, который отдаёт свою прибыль больным детям, прошла во многих телевизионных, печатных и интернет-изданиях. Он - член правления благотворительного фонда Чулпан ХАМАТОВОЙ и Дины КОРЗУН «Подари жизнь». Если кратко - сначала помогал детям тайно, потом был вынужден выйти из «подполья», поскольку иначе не поднять такую махину, как строительство на частные средства первого в России реабилитационного центра для детей, победивших тяжёлые болезни, у нас под Петушками.

Выжить после бокса

Ольга Шевченко, vlad.aif.ru: -  Михаил Афанасьевич, что вы ещё не сделали в жизни?

Михаил Бондарев: - Ещё не умер.

О.Ш.: - ???

М.Б.: - Но хотел бы.., чтобы узнать, что там, в следующей жизни. Когда человек перестаёт бояться смерти, его жизнь становится богаче и ярче. Но уйти сейчас, оставить своё дело и, тех, за кого в ответе, не могу.

О.Ш.: - Дело - это «Шередарь», и вы не раз говорили, что это - только начало, что подобных реабилитационных центров в нашей стране должно быть много…

 

М.Б.: - Детский рак на 70% излечим, но без правильной реабилитации ребёнок может навсегда остаться надломленным. Больницу для детей с онкологией проще сравнить с тюрьмой. Они находятся там годами (у нас был малыш, который провёл на больничной койке 6 лет), и всё это время им делают больно. К тому же детей изолируют (некоторых помещают в специальные боксы). С ними общаются только врач, медсестра и родители. Иногда такие же больные дети. Они становятся друзьями, а потом… уходят из жизни. К тому же, общение это не на равных. Больной ребёнок ничего не решает сам и постоянно слышит запреты - нельзя бегать, прыгать, играть, заниматься спортом. И вот такой человечек попадает в общество здоровых детей, которые шарахаются от него, как от чумного. Он чувствует себя изгоем, не таким, как все. А ведь на самом деле он не слабый, как ему пытаются внушить. Когда я думаю о том, что пришлось пережить этим детям, какие страдания испытать, я понимаю, насколько они сильны. Наша задача - вселить в них уверенность в себе, научить жить нормальной жизнью своих сверстников. 

О.Ш.: - Неужели это возможно сделать за неделю? Ведь ваши реабилитационные программы рассчитаны именно на такой срок. 

М.Б.: - Да, всего на одну неделю ребёнок оказывается без мамы и папы, даже без связи с ними - без мобильного телефона. И на более долгий срок разлучить его с родными нельзя. Те родители, которые доверяют нам, через неделю не узнают своё чадо: с детьми идёт интенсивная реабилитационная работа. К концу первого же дня каждый из них чувствует себя победителем. Он с удивлением замечает в себе перемены: «Я не умел стрелять из лука и научился, не умел ездить верхом на лошади, теперь умею…». На это и нацелены программы Терри ДИГНАНА. Это наш реабилитационный директор - ведущий эксперт, мировая знаменитость, который вместе с Полом НЬЮМАНОМ создавал лагерь «Барретстаун» в Ирландии. Не менее известен и наш медицинский директор - профессор Григорий ЦЕЙТЛИН, заведующий отделом реабилитации ФНКЦ детской онкологии.

О.Ш.: - И всё-таки, детей в лагере за 5 смен побывало не так уж много, да и в сентябре вы ждёте всего около 60 ребятишек со всей страны. Почему?

М.Б.: - Не все понимают важность реабилитации после тяжелых заболеваний. Хотя в ней нуждаются тысячи детей, мы на последнюю смену с трудом набрали 30 человек: родители не слышали о программах и боятся отпускать от себя ребенка. Не верят, что у нас детям хорошо, что они - в безопасности. Главное - многие не знают, что за неделю реабилитации не нужно платить. Бесплатное пребывание в лагере также для врачей и волонтёров, которые «выгорают» на своей тяжёлой работе, и для желающих учиться (дважды в год мы проводим обучающие конференции). Оплатить нужно только проезд до Москвы, а там мы встретим и довезём до места. А место здесь удивительное - «на встрече» рек Киржач и Шередарь. Есть и озёра (одно из них с минеральной водой), сосновый бор, конюшня, пасека, ферма. 

О.Ш.: - Вы и фонд свой так же назвали - «Шередарь». Странное название, непривычное для русского языка. Что оно значит?

М.Б.: - На санскрите «шри» означает божество, «дарь» - это река или «подарок». Получается, что название реки переводится либо как святой подарок, святая жизнь, либо река жизни. Очень похоже на название «Подари жизнь». Сегодня этот фонд помощи детям, больным раком, основанный когда-то Галиной ЧАЛИКОВОЙ, - лицо российской благотворительности.

Выйти из тени

О.Ш.: - Как вы оказались в правлении фонда? Ведь поначалу вы не афишировали свою благотворительную деятельность и, кстати, почему? 

М.Б.: - В конце 80-х я ушёл в бизнес. Тогда, уже после окончания МИФИ, работы над диссертацией и преподавания в этом же вузе, понял, что учёные родному отечеству не нужны. Продавал информацию, что не требовало первоначального капитала. Сначала на улице (это были фотоксерокопии), потом в ход пошла информация о работе и учёбе за границей. Из этого выросла целая сеть школ иностранных языков. Появилась первая серьёзная прибыль, и я начал искать, кому помочь. 

О.Ш.: - Это в вас потребность такая?

М.Б.: - Убеждён - когда другим делаешь хорошо, то и сам становишься лучше. К тому же, зачем мне лишнее? В гробу карманов нет. Материальные ценности меня не интересуют, слава тоже. Я православный, что не мешает моему увлечению йогой. Много читаю Библию, а в ней сказано - твори добро для сердца, и пусть левая рука не знает, что делает правая. Но, к сожалению, благотворительность во многих вызывает раздражение. Поэтому благотворители у нас «не светятся». Так и я несколько лет втайне даже от близких передавал деньги сначала в детские дома, позже через свою знакомую вышел на Российскую детскую клиническую больницу (РДКБ). Там познакомился с Галей Чаликовой и сразу поверил ей. Она была простым волонтёром, а стала основателем и исполнительным директором фонда «Подари жизнь». Благотворительность объединяет, и рядом с Галей оказалось немало неравнодушных людей, в их числе Чулпан Хаматова и Дина Корзун. Галя предложила и мне войти в попечительский совет фонда. Я ответил: «Не хочу, но если вам это надо, то войду». Она сказала: «Надо».

Справка
Михаил Бондарев родился в 1955 году в Курской области. Закончил физико-математическую школу при МГУ, затем МИФИ, аспирантуру. Там же работал преподавателем, затем занялся предпринимательской деятельностью. Основал школу иностранных языков ВКС-International House. В 2006 году вошёл в правление фонда помощи детям «Подари жизнь». С 2010 года руководит благотворительным фондом «Шередарь».

О.Ш.: - Вы часто бываете в Европе, Индии. Известно, что там к инвалидам относятся как к равным. По-вашему, достигнем ли мы когда-нибудь толерантности?

М.Б.: - Мы живём при тоталитаризме, а ему инвалиды не нужны. В других странах людям с детства внушают, что больные - полноправные члены общества. Поэтому там инвалидов можно встретить повсюду - на улице, в театре. У нас же их прячут по домам - с глаз долой. О ком только не пекутся, даже о сексуальных меньшинствах! Создают партии, парады устраивают. Я бы хотел видеть инвалидов в политических партиях и общественных движениях, в Госдуме. Просто вывел бы их на столичные улицы, чтобы остальные люди на них посмотрели, поговорили бы с ними. Только как это сделать, если элементарных пандусов нет? В этом смысле у нас самый благоустроенный город - Махачкала, потому что его мэр - инвалид. Заставить бы мэров всех российских городов один день провести в инвалидной коляске - в магазин, в банк, в Пенсионный фонд… Неплохо в их компанию архитекторов и прорабов записать, чтобы сначала на себе испытали, каково это, а потом уж строили. Я одного прораба на нашей стройке посадил в коляску, сказал: «Пока не поймёшь, что нужно сделать, чтобы инвалидам было удобно передвигаться по территории центра и в доме (умыться, в туалет сходить, чайник на плиту поставить), премию не получишь!» 

О.Ш.: - Неужели так безнадёжно? 

М.Б.: - Я верю, что скоро всё изменится к лучшему. Просто надо нам с вами об этом чаще говорить и писать. А в целом люди у нас нормальные, только многие до сих пор накопительством занимаются, причём по привычке. Привыкли бороться за существование, вроде уже многого достигли, а остановиться не могут, хотя счастливыми их это не делает. 

О.Ш.: - Вы в какой-нибудь партии состоите?

М.Б.: - Уже нет. Был когда-то коммунистом, как большинство в ту пору. Сейчас и я, и фонд вне партий и политических движений. Мы абсолютно нейтральны, но за помощь детям благодарны любому человеку, каким бы он ни был, к какому бы политическому, общественному движению он себя ни причислял. И категорически отказываем всем в поддержке на выборах. 

О.Ш.: - А с чиновниками дружите? 

М.Б.: - Мы заботимся о безопасности детей, которых нам доверяют, поэтому работаем по закону и сотрудничаем с представителями власти. Где-то убеждаем, где-то просим, и власть нам помогает. Вот собираюсь писать российскому президенту и владимирскому губернатору, приглашу их в «Шередарь» в конце сентября. Будем открывать первые дома в нашем центре и принимать новую смену ребят.

 

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество
Газета «АиФ» в регионах
Город:
Номер:
Год:
найти номер