aif.ru counter
462

На фронт в 17 лет. Владимирский ветеран рассказал, чего боялись немцы

22 июня - как много людского горя скрыто в этой дате, навсегда оставшейся в сердцах миллионов россиян…

Н.А.Ушаков: «Маршал увидел, сколько у меня наград, похлопал по плечу, пожал руку: «Да ты, сержант, настоящий герой! Генералом будешь!».
Н.А.Ушаков: «Маршал увидел, сколько у меня наград, похлопал по плечу, пожал руку: «Да ты, сержант, настоящий герой! Генералом будешь!». © / Из личного архива

Ветеран Великой Отечественной войны, танкист Николай УШАКОВ попал на фронт 17-летним мальчишкой… На своём танке он прошёл всю войну, освобождая Белоруссию, Польшу, Берлин… Третью медаль «За отвагу» 19-летнему бойцу вручал сам Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков! Страшная война за плечами, а Николаю не было и 20 лет…

Прифронтовые будни

Лариса Майорова, vlad.aif.ru: - Сколько вам было лет, когда началась война?

Николай Ушаков: - 17 июня 1941 года мне исполнилось 16 лет, а 22-го началась война - хлеба горят, люди бегут , самолёты сверху бьют. Нас эвакуировали вместе с совхозом и техникой на запад, к Днепру. Ночью немцы стали бомбить: крик, шум, взрывы ракет. Паника. Мама от страха в суматохе даже чуть не спрыгнула с баржи в воду, но я вовремя её остановил - «Мам, куда ты? А что с детьми будет?» У меня две маленькие сестры росли. Она заплакала: - «Только батьке не говори ничего». Видать, психика не выдержала... Через несколько дней добрались до села Артёмовска. Отца забрали на фронт, а меня вместе с другими парнями и девчонками отправили рыть противотанковые окопы и траншеи. Работать приходилось под вражеским обстрелом. Когда ситуация стала критической, всех парней посадили в грузовики и увезли под Сталинград. Там мы копали  противотанковые рвы и заливали их водой. С Волги шла одна кровь, а не вода. В марте 43-го года я попал в армию.

Л.М.: - Куда вас отправили служить?

Н.У.: - Привезли меня в Гороховецкий военно-учебный лагерь, назначили меня в роту «82-мм миномёта» командиром расчёта, потому что я умел считать по формулам. Эту школу я запомнил на всю жизнь, недаром говорят: кто не прошел Гороховецкий лагерь, тот не солдат. Было нестерпимо жарко и всё время хотелось есть. Но самое страшное - почти все солдаты болели коростой (гнойное поражение кожи при чесотке - ред.). Каждый день умирало по 15-20 человек… В больнице было больше солдат, чем в казармах. 

Проучился 5 месяцев, пришёл приказ - надо готовить не миномётчиков, а танкистов. А вообще, я хотел быть лётчиком. Потом мою роту перевезли во Владимир, в 15-ю учебно-танковую бригаду. А после учений - прямиком на фронт… 

Л.М.: - Вы помните свой первый танк?

Н.У.: - Первым моим танком был гусеничный «СУ-76» горьковского производства. Мы называли его «Прощай, Родина». Мина падает - экипажа нет. Броня у него была плохая, спереди пулемёт её не брал, а вот сбоку - запросто. Получили в Горьком эти машины, погрузились и - на фронт в Белоруссию. По пути «мессершмитт» разбомбил наш эшелон… За новыми танками нас направили в Нижний Тагил. На эвакуированном из Харькова заводе, выпускавшем танки, за станками стояли подростки 14-15 лет, спали в палатках прямо на производстве. Когда получили танки, поехали их испытывать на полигон. Подходит к нам младший сержант и спрашивает механика-водителя, меня то есть. И бодро рапортует: - «Старший сержант, машина к бою готова!». А я в недоумении: - «Ты кто такой?» - «Я младший механик-инструктор». Мне 18 лет, а мальчишке всего 16… 

Боевой азарт

Л.М.: - Как прошло боевое крещение?

Н.У.: - 24 июня 1944 года началось наступление войск 1-го Белорусского фронта на оккупированный немцами Бобруйск. Ранним утром раздалась команда «По машинам!». Всем бойцам было известно, что у противника хорошая оборона. Для выхода на заданный рубеж нашему гвардейскому танковому корпусу предстояло форсировать Березину. После проливных дождей река разлилась, и наступать пришлось по труднопроходимой болотистой местности. Мы подошли к реке уставшие и грязные. Не успели оглядеться, как налетели немецкие штурмовики. Я высмотрел немецкий танк и достал его выстрелом. Солдаты  крушили врага огнём неудержимо. В нашем экипаже ранили заряжающего. Мне практически приходилось действовать и за командира орудия, и за заряжающего. Вертелся, как белка в колесе. В иные минуты казалось, что силы иссякают, но слова лейтенанта Хвастунова «Давай, Николай, огня!» придавали боевой азарт. На исходе дня в нужный момент я удачно послал несколько фугасных снарядов. Дот, в который я целился, разворотило. 29 июня город освободили. А я получил первую медаль «За отвагу». Спустя несколько дней я получил вторую награду «За отвагу». Было это во время Минской наступательной операции. В районе между Боровичами и Волковыском советские стрелковые подразделения наткнулись на эсэсовскую часть. Фашисты окопались на высоте. Пехотинцы с налёта не смогли одолеть фрицев. Тогда на подмогу им выслали наш экипаж самоходки. Осколочными снарядами мне удалось уничтожить несколько пулемётных гнезд противника. В результате 3 июля 1944 года советские войска штурмом овладели Минском. 

Л.М.: - У вас есть ранения?

Н.У.: - Под Белостоком в Польше в одной из атак в мой танк попал снаряд. Смотрю - под ногами крутится болванка, я ноги задрал… Осколком всё же ранило в ногу, но с поля боя я не вышел. Там же меня и контузило - снаряд упал в метрах 30 от моего танка, взрывной волной меня откинуло, я ударился головой о дерево. Очнулся в санчасти. Несколько дней ничего не слышал и говорить не мог. Подлечили немного, и я снова - в строй. После освобождения Белостока я получил третью медаль «За отвагу». Вручал её сам Георгий Жуков!  Мне тогда 19 лет было. Маршал увидел, сколько у меня наград, похлопал по плечу, пожал руку: «Да ты, сержант, настоящий герой! Генералом будешь!». Но я дослужился только до подполковника, а генералом стал мой сын. Говорили, что Жуков очень строгий, людей не жалеет, зато победу одержит. 

Досье
Николай Андреевич УШАКОВ родился в 1925 году в Украине, в селе Плетёный Ташлык Кировоградской области. Танкист, освобождал Белоруссию, Польшу, участвовал во взятии Берлина. Подполковник в отставке, кавалер двух орденов, трёх медалей «За отвагу» (большая редкость), имеет 48 государственных наград. Много лет живёт во Владимире.

Л.М.: - Какой случай на войне вам больше всего запомнился?

Н.У.: - В Польше довелось освобождать концлагерь Освенцим. Люди выходили почерневшие, одни кости. Вдруг слышу, как кто-то по-украински закричал: «Микола!» Пригляделся - а это одноклассница моя в полосатом лагерном костюме. Еле узнал её. Обнялись, заплакали…

Л.М.: - Как готовились к штурму Берлина?

Н.У.: - К штурму мне выдали сверхсовременный на тот момент гусеничный СУ-100, на который поставили огромные прожектора. Жуков в день взятия Рейхстага решил напугать немцев и приказал одновременно включить прожектора на 143 танках. Наши войска ещё никогда такие большие города не брали. Это ж 900 тыс кв. км, а под землёй - метро, т.е. все районы связаны между собой, фашисты запросто могли нас окружить. В 4 часа ночи начался штурм города. Самолёты ринулись ввысь, застрекотала артиллерия, пошли танки… По сигналу в сторону врага ударил свет прожекторов. При мощном свете мы атаковали оборонительные позиции фашистов, которые бегали по окопам, как зайцы. Немцы подумали, что у СССР появилось новое оружие. Помню, мой танк вдруг пошёл направо, двигатель ревёт, а гусеницу заклинило. Спрыгнул я на землю, смотрю, а под звёздочку попал здоровенный череп немца, поэтому гусеница слетела. Пришлось отбивать его кувалдой, «обувать» танк заново.

Л.М.: - Помните свою радость?

Н.У.: -Каждый метр Берлина немцы заминировали, а в подвалах сидели пацаны из гитлерюгенда с фаустпатронами. Мой танк взорвался… Рейхстаг я брал с автоматом в руках. На его развалинах написал: «Я Микола с Украины». Помню, как все плакали от радости, обнимались, смеялись. Война заканчивалась, а мне не было и 20 лет. 

Счастье со слезами

Л.М.: - Вы участвовали в Параде Победы 1945 года?

Н.У.: - В 1945 году за освобождение Берлина меня наградили орденом Красной Звезды. После берлинской операции вызывают меня в штаб и говорят: - «Поедешь на Парад Победы в Москву». Два месяца шли репетиции, ночью маршировали по площади. И вот наступило 24 июня 1945 года. С самого утра шёл ливень, который назвали слезами погибших солдат. Я вёл танк. Видел Сталина, Жукова, Рокоссовского. Людей в тот день было - море… 

Л.М.: - А с американцами доводилось встречаться?

Н.У.: - Да, на Эльбе. Один негр-гигант поднял меня одной рукой, а второй стал откручивать с танкистского шлема красную звёздочку. Гляжу - прицепил себе, а мне повесил свой значок. Потом достаёт из кармана флягу и какую-то штуку, нажал где-то - рюмка раскрылась, заулыбался - «Рома, Рома». Налил мне рюмашку рома, а я в жизни не пробовал этот сладкий напиток…

 

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество
Газета «АиФ» в регионах
Город:
Номер:
Год:
найти номер