aif.ru counter
227

Найти и обезвредить. Эпидемиолог Надежда Говорухина знает, как это сделать

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. 'АиФ-Владимир' 05/02/2014

Говорят, кто владеет информацией - тот владеет миром. Так ли это? Об этом и многом другом - наш разговор с Надеждой Говорухиной. 

Людмила Потребина, vlad.aif.ru: - Вы посвятили профессии 4 десятилетия. Что вместили эти годы? 

Надежда Говорухина: - Одних только изменений названий нашей службы немало было. То санэпидстанция, то санэпиднадзор, то Центр гигиены и эпидемиологии, то Роспотребнадзор. Функции, в принципе, были те же. В последние годы наше ведомство подверглось существенным сокращениям штатов. Однако за что ни возьмись - открытие купального сезона, очередная угроза гриппа, пищевые отравления - везде основой для принятия решения служит позиция эпидемиолога. 

Уберечь от беды

Л.П.: - Наверное, в вашей практике были случаи, которые наглядно подтверждали, что не прислушаться - значит, навлечь беду? 

Н.Г.: - Неоднократно. Работала, например, в Кемерово - там в летний сезон в пионерском лагере из 300 детей заболели 160: дизентерия! Как такое могло произойти после тщательной подготовки к сезону? Мы стали разбираться. Оказалось, что заразилась, сама не зная об этом, работница пищеблока. Она попробовала старую сметану: не пропадать же добру! И разбавила ею вновь поступивший продукт. В результате дизентерию обнаружили у большинства тех, кто пообедал. Наша задача в таких случаях - принять меры, чтобы инфекция не распространилась. 

Л.П.: - Если сравнить разные периоды вашей работы, то что изменилось?

Н.Г.: - Прежде мы часто бывали в детсадах, школах, больницах. Причём не только проверяли, но и помогали организовать работу таким образом, чтобы свести к минимуму саму возможность распространения инфекции - например, когда я начинала работать во Владимире участковым эпидемиологом Октябрьского района. А сейчас наши возможности помочь, подсказать очень ограничены, хотя старшее поколение привыкло делать это. Нынче нормативная база значительно ограничила эпидемиологов к минимуму - в основном это контроль (хотя мы выдаём и санэпидзаключения на деятельность частных медицинских, образовательных структур). 

Л.П.: - Но, наверное, бывают ситуации, когда приходится напрячь все силы? 

Н.Г.: - Так было, например, пару лет назад: вечером накануне выходных мне домой позвонил бывший руководитель горздрава Владимир САВИНОВ. Он сообщил, что в медучреждения поступают пациенты с симптомами инфекционного заболевания. Организовала их срочный опрос - в тот же вечер. Выяснилось, что все они ели греческий салат, который заказали в фирме, доставлявшей обеды в офис. Что это за фирма? Никто понятия не имел, и мы в том числе. У одного из пострадавших взяли её номер телефона, по нему через связистов выяснили адрес. 

Л.П.: - Чуть ли не детектив! 

Н.Г.: - Ещё больше сходства с ним придают дальнейшие события: выяснилось, что обеды для доставки в офисы готовили в обычном жилом доме, куда нас с заведующей отделом гигиены питания и на порог не пустили. На следующий день мы пришли снова - уже с прокуратурой. 

Л.П.: - Помнится, эта история наделала много шума. 

Н.Г.: - Огласка помогла: работники учреждений, куда доставлялись обеды, принесли нам остатки пищи, которые сохранились у них. В них выявлен золотистый стафилококк - тот самый, что обнаружен и при обследовании людей, которые попали в стационар. Таким образом, удалось связать инфекцию с конкретным распространителем. Мне пришлось давать показания в суде; деятельность фирмы приостановили на 2 месяца.

15 тысяч - не повод для трудоустройства

Л.П.: - Наверное, такое расследование эпидемиологическая служба не обязана вести? 

Н.Г.:- Напротив: в наши обязанности входит установление причинно-следственных связей. Так что приходится посидеть с результатами лабораторных исследований, статистическими данными. Жаль, времени для этого маловато. 

Л.П.: - Неужто так много ЧП в данной сфере? 

Н.Г.: - Хватает: то в одном из ресторанов выявили инфекцию, то студенты юридического института заказали роллы в общежитие - отравились; в последнем случае мы принимали меры совместно с санэпидслужбой УФСИН. Но нехватка времени связана не только с ЧП. Главное - у нас остро ощущается недостаток кадров. Выпускники медвузов к нам не рвутся. На зарплату даже главного специалиста в 15-16 тыс. руб., а в некоторые месяцы и 12, к нам редко приходит пополнение. В отделе сейчас нет сотрудников моложе 45 лет. Вместо 15 человек здесь работают 8. И ещё двое из них в этом году уйдут, достигнув максимального возраста, который допустим на госслужбе. Единственное утешение - у нас молодая сотрудница в отпуске по уходу за ребёнком. 

Л.П.: - А специалисты со средним образованием тоже не хотят быть эпидемиологами? 

Н.Г.: - Раньше в медколледже была группа, где готовили помощников эпидемиологов и санитарных врачей. А сейчас не приходится удивляться, что в ряде территорий области вообще нет специалистов данного профиля. Это - Собинский, Селивановский, Гороховецкий, Судогодский, Александровский районы. 

Л.П.: - Тревожная ситуация. Можно ли рассчитывать, что в случае необходимости приезд специалистов из области убережёт от беды? 

Н.Г.: - Хотелось бы верить в это. Но лучше, разумеется, иметь специалиста на месте: зачем давать лишние шансы инфекции, которая может обнаружиться где угодно? В 2013 г., например, во Владимирской области выявили несколько случаев кори, причём два из них - столичного происхождения,  три среди трудовых мигрантов из Вьетнама, разумеется, не привитых против этой болезни. 

Л.П.: - Уберечься от инфекций хочется, очевидно, каждому. А зависит ли что-либо от граждан? 

Н.Г.:- Их активная позиция помогла решить ряд проблем: обновить, к примеру, детское инфекционное отделение №1 во Владимире. Жалобы родителей привели к его закрытию, зато сейчас оно - как картинка! А вот в Киржаче, где несколько лет назад закрыли инфекционное отделение, был случай, когда на свадьбе отравились 57 человек. С такими-то симптомами их везли в Карабаново на «скорой помощи» - под капельницей! Но, поправившись, никто не пожаловался.

Добились ремонта

Хотелось бы, чтобы меня поняли правильно: не призываю жаловаться, но повысить внимание к этой сфере необходимо, чтобы гарантированно обеспечить благополучие граждан. В той же Карабановской больнице, например, давно требовался ремонт инфекционного отделения. И мы добились его, информируя о ситуации департамент здравоохранения, прокуратуру. А недавно писали губернатору: нашли в том же медучреждении факты, когда отсутствие флюорографа ухудшает выявляемость туберкулёза и увеличивает лучевую нагрузку, потому что вместо флюорографических делаются рентгеновские исследования. 

Л.П.: - Что же ответили в обладминистрации? 

Н.Г.:- Обещали решить проблему в текущем году. Но не всегда удаётся добиться понимания в инстанциях, куда мы обращаемся. Идут, например, суды по детскому инфекционному отделению №2 больницы ВТЗ: здесь немало проблем по нашей части. И разделение здания на боксы и полубоксы - не выход: в области остро не хватает детских инфекционных коек.

Мы понимаем, что зачастую проблемы возникают из-за нехватки средств. Поэтому нередко советуем, как свести к минимуму отрицательные последствия.  

Л.П.: - Как известно, сегодня ваша служба имеет право проводить проверки достаточно редко, причём о них положено заранее уведомлять. Насколько это осложняет работу эпидемиологов?

Н.Г.:- Многое успевают подчистить к нашему приходу. Но недостатки всё равно находим.

Л.П.: - Пытались ли с вами когда-либо договориться?

Н.Г.: - В смысле дать взятку? Меня и моих коллег знают достаточно хорошо, в том числе и предприниматели, которых мы проверяем. Не было случаев, чтобы на что-то закрыли глаза: совесть пока что - не пустой звук, особенно для старшего поколения. 

Л.П.: - Проверять без предупреждения вы вправе только при наличии жалобы? 

Н.Г.: - Да. Но даже в этом случае мы не сообщаем о проверке организации, на которую жалуются, однако обязаны информировать прокуратуру. А порой оперативность важнее…

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах