aif.ru counter
314

Читать стало модно. В сумке у студента 1000 книг

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. 'АиФ-Владимир' 03/09/2014

Однако это заблуждение. Читают многие.  Сейчас  в интернете можно найти, скачать или распечатать любую книгу, не выходя из дома. Молодёжь буквально «захлёбывается» в океане авторов. Другое дело - насколько ученики увлечены чтением. Сразу после Дня знаний и накануне Международного дня грамотности, который отмечают 8 сентября, о литературном мире современных студентов мы расспросили Наталью ЧЕСТНОВУ, старшего преподавателя кафедры литературы Владимирского государственного университета имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых, кандидата филологических наук.

С детства

Мария Романова, vlad.aif.ru: - Современная молодёжь часто читает?

Наталья Честнова: - По моему наблюдению, чтение сейчас более-менее в моде. В соцсетях, например, много информации, привлекающей внимание к чтению: те же списки из 10, 27 книг, «которые должен прочитать каждый» или «которые изменят вашу жизнь». Сомневаюсь, что многие этим рекомендациям следуют и читают по списку. Но очевидно, что хотя бы кажущаяся начитанность сейчас у молодёжи в почёте. 

М.Р.: - Можно ли привить ребёнку любовь к чтению? 

Н.Ч.: - Разумеется, привить любовь к чему бы то ни было нельзя. Вот ненависть - легко. Во-первых, если родители заставляют ребёнка читать энное количество страниц в день, то отвращение к литературе, скорее всего, гарантировано. Во-вторых, давайте не будем кривить душой, чтение - это сложно, тут думать надо. А детям, вдобавок, предлагают не те книги. Например, моя 12-летняя племянница должна по программе читать «Детство» Льва Толстого. Ей скучно. И я её понимаю. Мне тоже в 12 лет Толстой был скучен. Интерес к книгам должен развиваться у ребёнка сам. А способствует этому наличие книг дома. Разных. Чтобы у ребёнка была возможность самому что-то выбрать. И желательно, чтобы эти книги не пылились на полке и почаще читались взрослыми. 

М.Р.: - Стоило бы изменить школьную программу по литературе?

Н.Ч.: - Я думаю, да. В школе не изучают современных авторов: литература заканчивается в лучшем случае на Солженицыне. А дальше как будто и не было никого. Что касается классики, здесь должно быть больше вариантов. Сейчас школьная программа несдвигаемая какая-то из-за ЕГЭ, ученики за её пределы не выходят. Спросите их, что написал Достоевский кроме «Преступления и наказания», - они не ответят. А меж тем, по моим наблюдениям, широкой читательской аудитории «Идиот» больше нравится. Надо бы предлагать детям другие варианты книг. В том числе и зарубежных авторов. А то представление о литературе формируется очень узкое. Впрочем, это не главная проблема. Беда с трактовкой произведений. Студенты приходят на филфак из школы с твёрдым убеждением, что в XIX веке вся литература вертелась вокруг проблемы крепостного права, а поэты пишут стихи исключительно из любви к родной природе. Если бы так было в действительности, я бы от книг сама шарахалась.

Годы золотые…

М.Р.: - Уровень грамотности среди поступающих в ВУЗ «хромает»?

Н.Ч.: - Конечно. Поступить, например, на контрактное (платное) отделение на некоторые факультеты можно с 24 баллами по русскому языку. Да чтобы так сдать экзамен по языку, надо, чтобы этот язык был неродной. А средний балл по русскому - от 50 до 60. Это тоже очень невысокий показатель.

М.Р.: - Иностранные студенты привносят свои слова в студенческую среду?

Н.Ч.: - У нас в городе живут люди из других стран. Разве они привносят в нашу речь новые слова? Тем более, иностранные студенты мало общаются с русскими. О каком влиянии может идти речь? К сожалению, они зачастую замкнуты в своей языковой диаспоре. 

М.Р.: - Шпаргалки помогают студентам?

Н.Ч.: - А их пишут ещё? По-моему, слишком велик соблазн залезть в телефон и взять готовый ответ из интернета. Впрочем, не исключу, что ко мне на экзамен кто-то действительно идет обмотанный под одеждой шпаргалками или с исписанными коленями. В этом даже своя прелесть есть. Это часть студенческой культуры. Её надо беречь, а к шпаргалкам относиться проще. Важно, насколько человек гибко мыслит. Вопросы на экзамен преподаватель должен сформулировать так, чтобы готовый ответ невозможно было списать. Ответ нужно выстраивать самостоятельно. Так что, если студент списал что-то по первой ссылке, которую ему поисковик предложил, или из лекции, или с какой-нибудь части своего тела, то я это слышу сразу и перевожу экзамен в формат беседы. Если человек разбирается в материале, он ответит. Тут-то и видно, кто на что способен. Я же проверяю не их мастерство косить глазом под парту. Правда, это кажется не совсем справедливым по отношению к тем, кто зубрит. Их ответы звучат почти как списанные, и они тоже, бедняжки, вынуждены отвечать на непредвиденные вопросы. 

М.Р.: - Случались ли курьёзы на экзамене?

Н.Ч.: - У некоторых студентов на экзамене открывается способность безудержно фантазировать. Особенно если приходится говорить о тексте, который они «читали, но забыли». Так, на наводящий вопрос о том, откуда приехал Ленский («из Германии туманной» он приехал), я услышала уверенный ответ: «С берегов реки Лены». Явно с кем-то его перепутали…

М.Р.: - Могут ли электронные книги вытеснить бумажные?

Н.Ч.: - Вряд ли. У бумажных книг много преимуществ. Самое очевидное: вот прольёте вы кофе на бумажную книгу или выскользнет она у вас из рук в ванне - попортится, но читать можно. А с электронной так не выйдет. Вся библиотека пропадёт. Собирай её потом заново и закачивай в новый планшет. 

Конечно, электронная книга - это очень удобно. Люди не всегда имеют доступ к бумажным книгам, которые хотят прочитать. Я не думаю, что здесь есть какая-то проблема. Это просто удобная альтернатива. Например, если я еду в путешествие, то возьму с собой планшет с теми текстами, которые мне нужны. Так же и студенты мои на занятия давно не таскают сумки с книжками. 

М.Р.: - Популярны ли сейчас «бульварные» романы? 

Н.Ч.: - Конечно. Всегда были и будут. Нельзя ставить клеймо на книгу, что она плохая и её читать не надо. У каждой литературы свой читатель. Кому-то нужны бульварные романы, а не Сартр. И это очень правильно. Если все подряд начнут читать Сартра, это будет противоестественно.

Могучий русский язык

М.Р.: - Сленг современных студентов - это проблема?

Н.Ч.: - В каком-то смысле - да. Собственно студенческий сленг сейчас очень беден, он ограничивается базовым набором слов, которые употребляли и 10, и 20, пожалуй, лет назад. «Лабы, препод, шпора» - всего не более 25 слов. Нового студенческого сленга не слышно что-то. Есть общий для разных социальных групп новый сленг, средство его распространения - интернет. У меня один студент на практике собирал студенческий фольклор. Он работал с живой речью, записывал её на аудио. Так вот в расшифровках я не нашла ни одного нового слова, которое было бы именно студенческим. По тому, насколько многообразен сленг определенной социальной группы, можно судить об её культурной выделенности. Бедность студенческого сленга свидетельствует о том, что студенчество сейчас перестало быть особой социальной группой. Студенты говорят на языке своего поколения, а не на своём собственном. Впрочем, бывают и приятные исключения. Как правило, в отдельных студенческих компаниях. 

М.Р.: - Есть ли языковой барьер между поколениями? 

Н.Ч.:- Это не языковой барьер всё-таки, а недопонимание. Конечно, есть. Чаще младшее поколение недопонимает старшее по вполне очевидным причинам: слов меньше знают. 

М.Р.: - Не начнут ли во Владимире произносить звук «г» на украинский манер?

 Н.Ч.: - Нет. Украинский язык для нас абсолютно «безопасен».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах