aif.ru counter
184

Вера в победу придавала сил – 90-летняя Мария Чернышова вспоминает войне

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. 'АиФ-Владимир' 25/02/2015
Фото Ольги Шевченко / АиФ-Владимир

Мария Павловна на вопрос: «Как ваше самочувствие» неизменно отвечает: «По возрасту». В свои 90 лет ни за что не признается, что ночами её мучают боли и воспоминания о войне – ведь стоит закрыть глаза, как всплывают в памяти гул бомбёжки, стоны умирающих от голода подруг, окрик немецкого полицая: «Шнелле, шнелле! Арбайтен!» 

Несовершеннолетняя узница концлагеря Мария ЧЕРНЫШОВА о войне помнит всё, но рассказывает немногое. Понимаю и стараюсь не утомить юбиляршу, не омрачить ей 90-ый день рождения горечью воспоминаний. Впрочем, к этой дате и к своему возрасту Мария Павловна относится философски и с самоиронией. Что-то, а чувства юмора этой хрупкой маленькой женщине не занимать – мы ещё на пороге, а она нам анекдот в тему.  Оптимизм и безграничная жажда жизни, невероятное упорство и вера в людей, высочайший патриотизм и, конечно же, огромная сила любви – вот, пожалуй, те качества, которые делают Марию Чернышову уникальной женщиной. Рядом с ней хочется жить, работать, любить.

Мария Чернышова/ Фото: Из личного архива

Смерти не боялась

- Самое страшное на войне – голод и смерть - говорит Мария Павловна. – Смерти я не боялась тогда, не боюсь и сейчас, а голодать мне пришлось дважды. Первый раз ещё до войны, мы жили тогда в Гомеле. Помню, мама жарила лепешки из перепрелой прошлогодней картошки, которую мы собирали в полях. От голода наша семья уехала в Донецк, родители устроились работать на шахту, я не видела их сутками и всё время проводила в ожидании за книгами. Запоем читала! Сейчас с уверенностью могу сказать – меня воспитали книги.

Мария страстно любила учиться, мечтала после окончания школы поступить в медицинский и стать хирургом. Но наступил июнь 41-го. Маше было 16, когда появилась на висках первая седина - Донецк беспрерывно бомбили, мать тащила дочку в погреб, чтобы укрыться от снарядов, а та сопротивлялась: «Лучше в доме погибну, но в погребе отсиживаться не буду». А всего через месяц в Донецк вошли немцы. Однажды в доме появились полицаи и приказали девушке собираться. Куда? Зачем? В Германию, на работу! Упираться бесполезно, спрятаться некуда. Схватили, бросили в товарный вагон на солому. Вместе с ней ехали молодые женщины не старше 30 лет и девушки от 15.

В небольшом местечке под Дортмундом бесплатную рабочую силу выгрузили и загнали за колючую проволоку в деревянные бараки с двухэтажными нарами. Для Марии началась другая жизнь. Жизнь под автоматным прицелом и команды надсмотрщиков. Жизнь с куском хлеба и миской баланды в день. Но жизнь!

Работали на шпульной фабрике, потом на сталелитейном заводе. Сначала выполняли самую грязную работу по уборке мусора. Позже, когда обессиленные рабочие из числа поляков и бельгийцев, стали падать и умирать прямо возле станков, наших девушек поставили на освободившиеся места и заставили работать сутками. Девчонки оказались крепче мужчин. От истощения и усталости еле ноги по земле волочили, но выжили почти все. Превозмогая страх, боль, унижения, отчаяние, слёзы, неверие. Правда, силой духа отличались не многие. Мария в их числе.  «Не горюйте, - утешала она подруг, - нас обязательно освободят».

- Вера в победу придавала сил, - говорит Мария Павловна. – Мы понимали, что войне скоро конец – начались бомбёжки, и немцы запаниковали. Первыми в город вошли американцы, и мы обрели желанную свободу. От счастья плакали, пели и танцевали. Слов не хватает, чтобы описать эту радость. Но никогда не забуду, впервые вышла за лагерную территорию, огороженную ключей проволокой. И эта первая прогулка на свободе стала для меня самым счастливым днём в жизни – там, в немецком городе, на полуразрушенной улице я встретила свою судьбу.

Алексей Чернышов/ Фото из личного архива

С первого взгляда

Алексей Чернышов на фронт ушёл 18-летним добровольцем, можно сказать, прямо от станка одного из московских заводов. Под Сталинградом был тяжело ранен и попал в плен. Пришёл в сознание уже в концлагере. Его воспоминания о том времени хранят в семье Чернышовых и сегодня, спустя много лет после смерти Алексея Ивановича. Мне досталась лишь часть из них – самая романтичная. Сегодня эта история о первой любви кажется непостижимой – мир на земле ещё зыбок, кое-где грохочут выстрелы, взрываются снаряды и мины, гибнут люди. Но жизнь берёт своё - она уже сияет иными, светлыми, весенними краски.  Бывшие узники фашистских лагерей теперь – просто парни и девушки с распахнутыми глазами и светлыми улыбками на счастливых лицах. Алексей влюбился в Машу с первого взгляда, а та и виду не подала, что он ей понравился. Ведь ещё перед войной дала себе зарок: пока не выучусь - никаких парней! Но молодой ухажёр оказался настойчивей. Сыграли символическую свадьбу и расстались на целых 2 года. Мария вернулась в родную страну, а Алексей, получив звание лейтенанта, остался служить в Германии. Но перед расставанием молодые супруги прошли ещё одно испытание верности, на этот раз - Родине. Американские оккупационные власти предложили отказаться от советского гражданства и уехать в США – там, мол, уже ждут жильё и работа. Чернышовы отказались.

Фото: из личного архива

- Я ответила категорически: лучше буду чёрствый хлеб жевать, но на своей любимой Родине, - рассказывает Мария Павловна, – и муж меня поддержал. Знаете, я счастливая женщина! Мы с мужем полюбили друг друга раз и навсегда, и семья у нас образовалась дружная, весёлая, музыкальная. Атмосфера радости в доме была всегда – песни петь под гитару, танцевать под радиолу собирались у нас многочисленные друзья. Сын и дочь получили хорошее образование, свои семьи завели. Сейчас у меня 2 внука и 1 правнук. Я не забыта и не могу пожаловаться на одиночество. Особенно благодарна дочке за заботу, которой она окружила меня после болезни (недавно Мария Павловна перенесла тяжелую болезнь - ред. автора). А любовь моего Алексея хранит меня и по сию пору, может, потому что эта любовь родилась и крепла в такое тяжёлое время.    

Держу в руках самопечатный сборник стихов Алексея Чернышова, которые он, оставшись на всю жизнь романтиком в душе, дарил своей любимой Маше.

Наша весна прошла, когда гроза
Пожарами над миром пламенела,
Как часто были грустными глаза,
С какой тревогой ты на мир смотрела!

Да, мы не видели своей весны,
И брали всё потом уже, от лета,
Мы вдвое сокращали свои сны,
Чтоб быть не на задворках жизни где-то.
Мы с жадностью от жизни брали то,
Что недоступно было в дни ненастья,
И верили, пожалуй, как никто,
В простое человеческое счастье.

Родина одна

Алексей поддерживал жену во всём. Пока служил в Германии, она закончила десятилетку и поступила в институт. Вернулся домой, и одним за другим у супругов родились дочь и сын, а Мария всё продолжала учиться и работать. Ей многие говорили – брось учёбу, а она упрямо отвечала – назло не брошу! Характер такой – если поставила перед собой цель, то обязательно добьётся. Сдавать последнюю сессию на юрфаке Ивановского государственного университета поехала с 4-х месячным сыном на руках, но диплом получила! За Супругой и Алексей подтянулся, школу закончил и техникум. Долгое время работал главным металлургом Селивановского машиностроительного завода. Он родом из этих мест, поэтому в своё время Чернышовы обосновались  в Красной Горбатке Селивановского района.  

Мария Чернышова с мужем Алексеем и детьми/ Фото: из личного архива

Сама же Мария Павловна несколько лет возглавляла местный хлебозавод. Молодого талантливого руководителя заметили и предложили работу по профессии. Так Мария Чернышова стала следователем  районной прокуратуры в Селиваново и даже, уйдя на пенсию, не оставляла работу в юриспруденции. Если вам скажут, что эта работа не для женщины, - не верьте.  В прокуратуре Владимирской области Мария Чернышова была не единственным следователем – представительницей прекрасной половины человечества. В дороге мне посчастливилось познакомиться с  бывшими коллегами юбиляра. О своей работе говорили мало и вскользь, но зато о Марии Павловне много и только восторженно.  Восхищались её оптимизмом (поэтому и живёт долго!), преданностью профессии, самоотверженностью,  сочетанием женской чуткости, доброты и смелости, которой могли позавидовать коллеги-мужчины.  

- Я рада, что обо мне помнят, - говорит Чернышова и от волнения теребит платочек в руках. – Так любила свою работу, что ничего не боялась! В любое время дня и ночи ездила на место происшествия, а трупы осматривала такие, от которых шарахались даже видавшие виды коллеги. Закалка! А вот фильмы о войне не могла смотреть долгие годы. Слёзы наворачивались на глаза и в День Победы. Но детям о своей юности рассказывала часто. Уверена, что и нынешняя молодежь непременно должна знать, какой ценой досталась победа, и кого они должны благодарить за мирное небо. Хочу, чтобы наши дети и внуки не допускали даже мысли о возможности новой разрушительной войны, не враждовали между собой, к какой бы национальности ни относились. Моя мать полька, отец белорус, замуж за русского вышла и всегда считала себя русской. Родина-то у нас на всех одна.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах