aif.ru counter
220

Сын белорусского партизана вспоминает о военном детстве

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. 'АиФ в Иванове' 09/05/2012
Фото: АИФ

Из пятерых членов семьи Ломоносовых, прошедших войну, Егор Егорович один остался в живых. Он поделился с нашими читателями своими детскими воспоминаниями и воспоминаниями его родственников о страшных событиях военных лет, когда для борьбы с партизанским движением в Белоруссию нагрянули карательные отряды фашистов.

Деревню сожгли дотла

- «АиФ в Иванове»: Егор Егорович, как членам вашей семьи удалось остаться живыми в годы войны?

- Егор Ломоносов: О том, что происходило в военные годы, я знаю лишь по рассказам моей мамы Анны Алексеевны, отца Егора Даниловича и троих братьев. Они были гораздо старше меня. Когда я родился, старшему брату Владимиру было 15 лет, Геннадию - 13, а Виктору - 11. Наша семья жила в деревне Бузово Верхне-Двинского района Витебской области. Так как Белоруссия была быстро оккупирована немцами, наших мужчин не успели призвать в армию, и в 1942 году они стали организовывать партизанские отряды. Ушел в партизаны и мой отец. Рассказывать о том, сколько неудобств партизанское движение создавало немцам, я не буду. Для борьбы с партизанами в начале 1943 года фашистское командование отправило в Белоруссию две карательные экспедиции, одна из них носила название «Зимнее волшебство». В нее вошло более 20 тысяч солдат, пять полков СС и 14 батальонов латышских полицейских. То, что творили эти «волшебники» на нашей земле, было пострашнее пыток средневековой инквизиции. Первой испытала ужас деревня Росица, там каратели заживо сожгли 2500 мирных жителей в местном храме вместе со священниками. Это было 16 февраля, а 24-го горела деревня Лесниково, всего в двух километрах от нашей. Нам повезло, в трех километрах от Бузова на лошади ехал мой отец, он примчался в деревню, запряг лошадь в сани и забрал маму и нас. Еще мы забрали с собой пятерых детишек из соседней семьи Рудковских. Один из спасенных мальчиков Иосиф Рудковский потом стал Героем Социалистического Труда, он работал буровым мастером и добыл первую белорусскую нефть. Когда наши сани выезжали из деревни, в Бузово уже вошел немецкий отряд. Нас заметили, пустили вдогонку две очереди из миномета. Мимо. Все остальные были сожжены заживо – 55 человек. В тот день немцы сожгли еще две ближних деревни Шабалы и Корзуны вместе с населением – еще 185 человек. Когда немцы уехали, партизаны на окраине пепелища нашей деревни нашли девушку, она спряталась в стогу сена. Все зверства фашистов она видела своими глазами. Она рассказала, что людей загнали в дом нашего кузнеца Максима Каймовича, у которого было 9 детей, его дом был самый большой в деревне. Немцы постреляли по окнам, кому-то повезло умереть от пули, остальные сгорели заживо. На следующий день девушка умерла, от увиденного на нервной почве у нее отказала система пищеварения.

Фото: из личного архива Егора Ломоносова

Жизнь в землянке

- «АиФ в Иванове»: Что же было после? Куда вы отправились?

- Е.Л.: Отец увез нас за 40 километров от Бузова, в деревню Ермолино. Там нас приютила семья Голынских. Когда разведка доносила, что идут немцы, партизаны уводили нас далеко в лес, и мы жили в землянках. Мама рассказывала, что пеленать меня приходилось прямо на земле, у костра, в землянке не было места. Говорила, что от укусов комаров у меня не было видно глаз, так распухало лицо. В январе 1944 года немцы добрались и до Ермолино. И опять только нашей семье удалось выжить. Я тогда уже что-то соображал, мне было около двух лет. Мама рассказывала, что при слове «немцы» я бежал к ней и вцеплялся в нее мертвой хваткой, кричал «ох», так я просил свою соску из тряпочки с разжеванным хлебом. Оторвать от матери меня не могли, поэтому каждый раз, когда партизаны уводили нас в лес, маме приходилось самой тащить меня на руках или на спине. К братьям на руки я не шел. Так было и в последний раз. Партизаны повели всех в лес, маме было очень тяжело меня нести, не было сил, и она решила уйти в болото, а братьям велела идти с партизанами. Но они не оставили нас. Вскоре немцы нагнали беглецов, и всех расстреляли – 140 человек.

Когда в июле 1944 года Белоруссию освободили, отец ушел в действующую армию, был ранен, а лечился, как оказалось в госпитале в Иванове. Кто мог знать, что именно в этот город, спустя годы, уеду жить я.

Отчетливо помню картинку. Стою я с мамой у дороги, а мимо едут зеленые грузовики с русскими солдатами. Я кричал: «Фронт идет!»

Пока отец не вернулся с фронта, мы жили у нашей родственницы, тети Жени, в Верхнедвинске. Мне потом часто рассказывали смешную историю. Когда меня в первый раз уложили спать у нее в квартире на кровати, я никак не хотел засыпать и кричал: «В будку!» Так я просился в шалаш, где мы жили последнее время в лесу. Мама приладила к спинке кровати палку, повесила на нее одеяльце, и я спокойно заснул.

Люди на месте сожженных деревень еще долго жили в землянках. Я хорошо помню, как удивился, когда мы зимой 1946 года приехали к брату отца, дяде Петру, в деревню Гороватки. Вместо домов я увидел столбы дыма прямо из земли. Оказалось, это топили печки в землянках.

Фото: из личного архива Егора Ломоносова

Голодали долго

- «АиФ в Иванове»: Как сложились ваши судьбы после войны?

- Е.Л.: Нашей семье снова повезло. Когда отец вернулся с войны, нам выделили две комнаты в коммуналке и трофейную немецкую корову. Только она нас и спасла в 1947 году от голода. Год выдался неурожайный, хлеб выдавали по талонам. Часами я стоял в очередях за хлебом, бывало с 4.00 до 10.00 утра стоял. Это я хорошо помню. Мы жили недалеко от магазина, и мама по несколько раз приходила проведывать меня в очереди. А еще у нас была лошадь. Братья нашли ее раненную, еще когда мы жили в Ермолине. Лошадь поправилась, а чтобы немцы на нее не позарились, братья измазывали ее глиной, чтобы имитировать коросту. Эта лошадка помогала нам пахать землю. А в 1946 году брат Гена ездил на ней в Западную Белорусь, где большевики не успели раскулачить зажиточных крестьян, пахал землю для тамошних панов. Кое-что заработал. Так мы и выжили. Потом жизнь стала налаживаться, отец хоть и стал инвалидом после войны, левая кисть плохо сгибалась, был мастер на все руки. И столяр был, и плотник, и печник, и валенки умел валять. Все мы, четверо братьев, закончили школу, поступили в техникумы. Владимир и Геннадий остались жить в Верхнедвинске, оба стали директорами школ. Виктор уехал в Минск, он стал начальником конструкторского бюро. А я после учебы в железнодорожном техникуме в латвийском Даугавпилсе по распределению уехал в Иваново. Помню, тогда в ивановских магазинах ничего не было, ни хлеба, ни сахара. Почти сразу как приехал – женился. С супругой живем душа в душу. Двоих дочерей вырастили. Внучке Вареньке уже два с половиной годика. 

- «АиФ в Иванове»: Вы жили в Латвии, скажите, как вы относитесь к тому, что сейчас там пропагандируют фашизм?

- Е.Л.: Конечно, это печально. Я жил там с 1959 года, пять лет. У меня много друзей в Латвии. Но могу сказать, что там и тогда в воздухе витали нацистские настроения. Русских называли оккупантами. У нас в техникуме разоблачили группу латышских студентов, которые тайком выцарапали иголками глаза на фотографиях героев Советского Союза, которые висели на стенде в фойе. А потом облили чернилами советский флаг, который стоял перед входом в техникум. Что же удивляться тому, что творится в Латвии и во всей Прибалтике сейчас? Намного страшнее, что у нас в России нынешние школьники не знают даже дат, когда началась и закончилась война… За каких-то 20 лет разрушена идеология. Если раньше детей воспитывали, рассказывая им о подвигах героев войны, то где это сейчас? В 90-е годы столько грязи было вылито на героев войны, взять хотя бы Зою Космодемьянскую. Что говорить, если из всего курса истории Отечества в школе на изучение Великой Отечественной войны отводят пару уроков. И все.  

Досье

Егор Ломоносов родился в 1942 году в Белоруссии. С 1964 года живет в Иванове. Работал дежурным по станции в Иванове, Шуе. Занимал должности заместителя начальника станции «Иваново-Сортировочная», начальника ивановского железнодорожного вокзала. 12 лет проработал в обкоме партии. Еще 12 в администрации ивановской области. 10 лет назад вышел на пенсию.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах