564

Посуда королей. Владимирец Дмитрий Виноградов создал уникальный фарфор

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. 'АиФ-Владимир' 18/05/2016

Формула создания хрупкой красоты долгое время была неподвластна учёным Европы, поэтому изящные сервизы приходилось привозить из далёкого загадочного Китая. Неудивительно, что расщедриться на столь роскошные дары могли себе позволить лишь монархи, а тонкий прозрачный фарфор со временем заслужил славу посуды королей…

Наш земляк Дмитрий Виноградов буквально перевернул мир российской науки, создав фарфор, не уступающий китайским и саксонским образцам. Молодого красавца учёного заметила сама императрица… на его погибель.

Пытливый ум

О Дмитрии Виноградове мало что известно. По документам, родился будущий гений в Суздале, приблизительно в 1720 году. Его отец служил протопопом в Богородице-Рождественском соборе и, желая дать детям хорошее образование, отправил сыновей учиться в Москву, в знаменитую Славяно-Греко-Латинскую Академию. Там Дима учился с самим Михаилом Ломоносовым, которому тогда стукнуло 19 лет! Юноши быстро подружились и привязались друг к другу. 

Выдающиеся способности Виноградова позволили ему в кратчайшие сроки закончить программу начальных классов и вместе с Ломоносовым за год пройти 3 класса. А позже, в числе 12 «избранных», двое подающих надежды студентов стали слушателями Петербургской академии наук… 16-летний Дима добился таких успехов, что вскоре вместе с Ломоносовым и сыном Президента Берг-Коллегии Райзером отправился в Германию изучать азы горного дела. Путь учеников лежал в город Фрейберг, но судьба преподнесла сюрприз в лице Академии, которая сочла, что юношам было бы неплохо «прокачать» свои знания. Так трое парней «осели» в Марбурге. Кто бы мог подумать, что для Дмитрия жизнь в немецком городке станет самым счастливым моментом в его биографии!

Перспективный юноша обучался у известнейшего в Европе профессора Христиана Вольфа, который слыл человеком добрым и радушным. Зная пороки молодости, Вольф закрывал глаза на проказы студентов, стараясь во всей полноте открыть горизонты науки. Марбург стал оплотом научной мысли Виноградова, здесь он постигал глубины 3-х иностранных языков, технических и математических наук, химии и физики, аэрометрии… всего и не перечислишь! А в свободное время предавался искусству - брал уроки рисования, изучал гуманитарные науки. Многогранность и пытливый ум отличали Дмитрия от сверстников, помышлявших лишь о любви… В 1739 году русские студенты наконец-то покинули радушный Марбург и отправились в далёкий Фрейберг. С этого дня детство для Димы закончилось.

Новые горизонты

Во Фрейберге наставником студентов по горному делу стал советник Иоганн Генкель. Помимо типично немецкого характера, в этом человеке смешались вздорный нрав и алчность. Желая получить выгоду, он отправлял студентов на практику в рудники и шахты. Стоит ли говорить, что жалованье «русских учеников» было ничтожно мало! Ломоносова, Виноградова и Райзера спасало стремление к науке - добыть бы знаний, чтобы их на родине применить, стать полезным Отчизне! Так с высокой идеей студенты и жили, терпя бытовые лишения, нередко голодая. Ломоносов не выдержал испытания и после очередной ссоры с Генкелем самовольно уехал из Фрейберга. А Виноградов и Райзер всё же завершили заграничный курс и в начале 1744 года вернулись на родину. Дома в Берг-Коллегии прибывших из-за границы студентов строго проэкзаменовали - надо ж знать, не напрасно ли деньги из казны ушли. В то время большинство студентов в Европе развлекались вместо учёбы. Юноши с достоинством выдержали испытания, а Виноградова  отметил сам Президент Берг-Коллегии, В.С.Райзер: «из всех иностранных мастеров не знаю ни одного, который по знаниям превзошёл бы Дмитрия Виноградова». Юноша получил чин «бергмейстера» - горного инженера - и счастливый билет в жизнь. Молодой, красивый, перспективный!

Хождения по мукам

Но не суждено было молодому горному инженеру работать при рудниках. По указу Кабинета Её Императорского Величества Дмитрия Виноградова определили на первую Невскую порцелиновую мануфактуру, на которой проводились «секретные» опыты по раскрытию «китайского секрета» изготовления фарфора. Императрица Елизавета Петровна, мечтавшая о создании отечественного фарфора (чтоб быть не хуже немцев!), пригласила на производство в Северную столицу некоего Христофа Гунгера, а надзор за «порцелиновой мануфактурой» поручила своему кабинет-министру  И.А.Черкасову - человеку «топорному и невоспитанному». Видимо, авторитет сыграл роль - ведь сам Пётр I ценил Черкасова! Желая получить «премии» от императрицы, Черкасов взялся за дело с рвением. А Гунгер оказался обычным шарлатаном… Вот и вышло, что у истоков создания русского фарфора стояли 2 безалаберных человека - служивый и шарлатан. Причём, столкнувшись друг с другом, Черкасов и Гунгер друг другу не понравились. Черкасов заподозрил в «проходимце» обман и решил  к нему от греха подальше приставить русского толкового «мастера». По трагическому стечению обстоятельств, таким человеком оказался Дмитрий Виноградов. Как и всякого мошенника, Гунгера раздражало присутствие учёного, который стал догадываться о его махинациях. Время шло, а Гунгер лишь тянул из «дворца» деньги, да обещал невиданные «рецепты» фарфора. Виноградову он запретил делать какие-либо опыты, а сам был бессилен в химии. Два года длились мытарства и «спектакль». Вскоре Дмитрию Ивановичу надоел весь этот фарс, и он обратился в Кабинет с жалобой на Гунгера, мол, тот  не посвящает его в дело фарфорового производства, а также запрещает рабочему персоналу исполнять его любые распоряжения. Пользуясь негодованием Виноградова, Черкасов втихую выслал Гунгера куда подальше из России, а сам возложил ответственную миссию по созданию фарфора на Виноградова. Лестное предложение! Сколько простора для ума! Мечты-мечты…Виноградов не подозревал, что с этого дня попал в кабалу к алчному невеже… 

Как собака

Учёный с большим рвением принялся за дело! Ставил опыты, экспериментировал с обжигом, глиной и глазурью… Даже сам сконструировал мельницы для подготовки смеси компонентов и печи для обжига. Трудясь днями и ночами, Дмитрий Иванович  с нуля создал технологию производства фарфора, который своим качеством поразил Европу! 

В первые годы на порцелиновой мануфактуре изготавливали мелкие милые вещицы, которые императрица дарила фаворитам и дипломатам. А в 1756 году Виноградову удалось построить большой горн, благодаря которому стало возможно изготавливать блюдца и тарелочки. Так на свет появился первый сервиз «Собственный», который императрица забрала себе.

В то время как придворные восхищались божественной красотой фарфоровых изделий, учёный прозябал в заводской халупе. Нет, его не приглашали на балы. Он больше не общался с просвещёнными деятелями науки и искусства, не дарил внимание прекрасным дамам. Отныне вся его жизнь была подчинена работе. Из-за «секретного» производства Дмитрия никуда не отпускали с завода, он больше никогда не увидит друзей, семью, родной Суздаль… Черкасов всё время требовал увеличить производство фарфора. Фарфор-фарфор… юноша уже проклинал эту чёртову формулу! Одиночество наполнило его жизнь горем. Удар за ударом стойкий юноша переносил все невзгоды… Не обладая никакой властью на заводе, он терпел колкие нападки и унижения, а потом у него отобрали шпагу…Фактически Виноградов стал никем.  На этом злоключения не закончились, в 1751 году Черкасов приставил к учёному шпиона -  кабинет-курьера Жолобова, которого затем сменил невежественный капитан Хвостов. Неотёсанный служивый цепко схватился за Виноградова, желая показать себя перед начальством, самоутвердиться. Условия жизни для учёного стали невыносимыми. В 1754 году старый маразматик Черкасов велел держать его во время обжига фарфора у печи, якобы «для неустанного смотрения», за малейшую провинность мастера лишали жалованья или… били плетьми! Неслыханное бесчестье для того времени! Лучший выпускник петербургской Академии наук превратился в раба. До нашего времени дошёл дневник учёного, вот что он писал в те дни: «Ныне меня угнетает тяжесть трудов понесённых. Краткая младость прошла, рано я стал стариком». Старик в 38 лет… Вскоре вышел приказ сажать Виноградова на цепь, доколе в исправление придёт! Труд «Обстоятельное описание чистого порцелина» умнейший европеец заканчивал, сидя на цепи. 

Не имея сил терпеть унижения, 21 августа 1758 года Дмитрий Иванович серьёзно заболел, а 25 августа после исповеди отошёл в мир иной. Тело его погребли на Спасо-Преображенском кладбище Санкт-Петербурга. Могила со временем затерялась… За всю свою жизнь Виноградов ни разу не удостоился какой-либо благодарности. Мануфактура расцвела, а слух о фарфоре разлетелся по всей Европе… Сегодня в мире сохранилось лишь  9 изделий с маркой самого Виноградова (W)… вот она, благодарность…

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах