43

Богач и бедняк. 100 лет назад в Москве заработал театральный музей

Алексей Бахрушин. Фото: ru.wikipedia.org

На её основе в его же собст­венном особняке, «Версале на Зацепе» (так называли его современники), и по сей день сущест­вует единственный в стране Государст­венный центральный театральный музей им. А. А. Бахрушина (ул. Бахрушина, д. 76/21).

Ненужный дар?

А тогда, 100 лет назад, ему, потомственному почётному гражданину Москвы, купцу I гильдии и гласному (т. е. депутату) городской Думы, власти ответили: «Что вы, Алексей Александрович, увольте, Христа ради, мы с собраниями Третьякова и Солдатенкова не знаем, что делать!» Помогло вмешательство великого князя Константина Романова. Дар был принят спустя полгода Санкт-Петербургской академией наук. Бахрушин удо­стоился аудиенции Николая II. Получил орден Св. Владимира IV степени и право на дворянство. В том же году Бахрушин купил имение в деревне Афинеево близ Апрелевки - белокаменный дом-дворец с колоннами и башнями, богатой обстановкой, картинами, иконами и даже «коллекцией домашних наливок» и назвал его Верино - в честь любимой супруги Веры Васильевны. Тогда это был, как вспоминал позже сын Бахрушина Юрий, «забытый Богом и людьми Верейский уезд Московской губернии»: землянично-ландышевые леса с зайцами, пойма реки Десны, где можно было «вволю наблюдать смену времён года», и в ста шагах - храм Иоанна Предтечи со старым погостом.

Нажмите для увеличения

Храм восстановлен, он сегодня действующий. А вот дома-дворца нет - лишь остатки фундамента. Вроде бы в 1918-м его подо­жгли те же окрест­ные крестьяне, для которых столько добра делал Бахрушин: приехав в первый раз в Афинеево на Пасху, всех их без исключения одарил подарками, всегда устраивал ёлки с гостинцами для крестьянских детей, помогал всем, чем мог, любому, кто приходил с просьбами. Алексей Александрович, по той же легенде, всех простил. После 1917-го Бахрушиных, разумеется, начали «уплотнять» и в Москве - они стали т. н. лишенцами. А бесценный дар, коллекция? Её хотели расформировать, но в итоге национализировали. В 1919-м помог сам А. В. Луначарский, и она перешла в ведение одного из отделов Наркомпроса. А Бахрушин стал директором собственного дома-музея и оставался им до 1929 г., до своей смерти (там же в маленькой каморке в 1942-м тихо скончалась до последнего служившая музею вдова Бахрушина, дочь купца-миллионера Носова Вера Васильевна).

В трёх поколениях занимавшийся благотворительностью богатейший знаменитый купеческий род Бахрушиных оставил более 50 зданий, больниц, приютов, богаделен и храмов в Москве и родном Зарайске. А на благотворительность и по­следующее содержание зданий с их жильцами или болящими, церквей было потрачено более 5 млн руб.! Только на огромный Дом бесплатных квартир для вдов и сирот в Москве («Вдовий дом» на Софийской наб., д. 26/1) на 2 тыс. человек - ­1 млн 257 тыс. руб.

Больница в Сокольниках (ул. Стромынка, д. 7) носит имя главного врача - Остроумова (в ней, кстати, первый раз лечился от чахотки Чехов, которого навещал Толстой). Не логично ли вернуть клинике имя Бахрушина? Борьба за это идёт, ведь нет даже мемориальной доски на здании. Там же, в Сокольниках, - «его» детский приют.

На больнице в Сокольниках нет даже памятного знака в честь Александра Бахрушина, отца Алексея. Фото Эдуарда Кудрявицкого

Всё - за пуговицу

Когда Бахрушин предлагал в дар свою коллекцию, сказал: «Я задумался над вопросом: не обязан ли я, сын великого русского народа, предоставить это собрание на пользу этого народа?» Но, надо сказать, таким гражданином и мудрецом он не уродился, а вырос до таких высоких мыслей и дел. Учился Алексей худо и из 7-го класса гимназии ушёл на фамильный завод. Любил светскую жизнь, модно одевался, играл на любительской сцене (с юности был восторженным театралом). Его особой слабостью был Малый театр. А вот коллекционером стал... на спор: поспорил с двоюродным братом, уже ­увлекавшимся собиратель­ством, что скоро и он будет не хуже. И отправился на Сухаревскую толкучку, где приобрёл свой первый будущий экспонат - 22 мини-портрета актёров в костюмах за 50 руб. Уже позже он узнает, что это актёры и акт­рисы крепостного театра графа Шереметева, что портреты сделаны в Париже по его заказу, а из Кускова (графского имения) были попросту украдены и попали на рынок.

На Сухаревку Бахрушин с тех пор ходил каждую неделю. Страсть театрального собирательства овладела молодым купцом быстро. Многие считали её чудачеством богача. Шутили, что он готов отдать всё за пуговицу от брюк Мочалова или Щепкина. А он не просто скупал всё подряд - изучал театр, его историю. Сын Юрий рассказывал, что для жены Бахрушина было мукой просить у него денег на хозяйство - тому казалось, что он тем самым как бы отбирает их у своей коллекции! Она же быстро росла: афиши, программки, балетные туфельки (от балерин Анны Павловой и Тальони в том числе), бинокли, веера, костюмы, парики, книги, картины, письма - чего в ней только не было! Бахрушин не гнушался и такими вот маленькими хитростями: приходит к нему в его дом-музей какая-нибудь знаменитость, а он нарочно покажет чуть-чуть и скажет: «Вот видите, и это всё, что касается вас, а ведь вы такой талант!» И «звезда» несёт ему что-нибудь в дар от себя, не скупясь, на другой же день...

Лишившись всего, Бахрушин в 1918 г. снял неподалёку от столь любимых им мест, в деревне Малые Горки под Апрелевкой, где сгорело рядом Верино, две комнатки в доме крестьянки Солнцевой. К нему приезжали люди театра, ставили любительские спектакли. Я побывала в этом покосившемся домике в семь окошек, видела эти комнатушки (сейчас там обосновались гастарбайтеры)... Там 7 июня 1929 г. Алексей Александрович умер. Похоронен он на Ваганьковском кладбище. Нынешние жители деревни обращаются к властям Апрелевки с просьбой сделать музей «Бахрушинский дом». Луначарский писал, что Бахрушин «навеки обессмертил артистов и театр». Обессмертим ли мы его?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах