810

Любовь к лошадям. Конный спорт не даст вырасти ребёнку эгоистом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. 'АиФ в Иванове' 05/11/2014
Фото Александра Найдёнова / АиФ-Владимир

В этом немалая заслуга Ларисы Приклонской - тренера по выездке.

Ларису с детства тянуло к лошадям. Она начала подходить к этим прекрасным исполинам с огромными и умными глазами, когда ещё существовал Грузовой двор на Рабочем посёлке в Иваново. Пьяные дядьки разъезжали на гужевых повозках, запряжённых неухоженными тяжеловозами. Она кормила лошадей городскими булочками за 10 копеек, из дома им носила вёдра с водой. Девочка была настолько увлечена этим занятием, что порой опаздывала на школьные уроки и получала замечания в дневник от учителей.

Подарите мне седло  

Александр Найдёнов, vlad.aif.ru: - Лариса, как вы впервые сели в седло?

Лариса Приклонская: - Это было на Ивановском манеже. Родители очень отрицательно относились к моей любви к лошадям. Считали, что мне это не нужно. А я в тайне ходила в конюшни манежа и помогала конюхам ухаживать за лошадьми. Одна из сотрудников, Ирина Рыженкова, заметила меня. Помогла мне сесть в седло. Она же, несмотря на огромный конкурс по зачислению в клуб, помогла мне стать спортсменкой. Ирина просто подошла к тренеру и сказала: «Возьми девчонку к себе в группу. Видишь, как старается». И тренер Юрий Валерьевич Тихомиров меня взял к себе. За что я очень им благодарна.  

А.Н.: - А кто дал вам «путевку» в большой спорт?

Л.П.: - Марина Геральдовна Каратаева. Человек, преподававший высшую школу верховой езды, выездку. 

Меня всегда прельщал этот классический вид спорта, когда спортсмены выступают во фраках, в цилиндрах, в чёрно-белой форме. Марина Геральдовна поверила в меня и передала свой опыт и знания.  Тренерской работой я занимаюсь с 17 лет.

А.Н.: - Вы перестали выступать?

Л.П.: - Нет. Есть тренеры, которые не садятся в седло. Тренируют с земли. На нашем языке их называют «неиграющий тренер». Этот человек настолько талантлив, что чувствует и чётко видит пару спортсмен-лошадь. Это очень тяжело. Таких людей не много. 

Я - играющий тренер. Я выступаю и тренирую спортсменов, а также готовлю лошадей к выступлениям..

А.Н.: - Чем вам интересна высшая школа верховой езды?

Л.П.: - Я прошу прощения у своих коллег по спорту, мастеров конкура. В этом виде верховой езды есть очень сложные моменты. Но я считаю, что здесь есть и своеобразная простота выполнения программы. Например, если лошадь прыгающая, смелая, то легко преодолеет заданную высоту и пройдёт дистанцию. Но ведь и корова, если её сильно напугать, может прыгнуть в высоту на 1 метр 20 см(!). 

А выездку я могу сравнить с добычей руды и огранкой алмазов. Выездка - это тот вид, где единство всадника и лошади максимально.

Мне, например, не очень интересно работать с состоявшимися, подготовленными к спорту лошадьми. Они уже всё умеют, и для меня это обычная рутинная работа в качества поддержания навыков лошади. Когда приходит молодая лошадь, она - как чистый лист. С такой лошадью интересно и приятно работать. Ты видишь результат. 

Высшая степень мастерства в школе верховой езды - это когда мы смотрим выступление пары всадник-лошадь и невооружённым глазом замечаем только движения одной лошади. Но на самом деле всё делает всадник. Без него лошадь будет стоять или будет резвиться, как ребёнок на игровой площадке. Порой один элемент отрабатывается неделями, а то и месяцами.

Как говорить с лошадью 

А.Н.: - Лариса, за годы тренерской работы у вас выработалась своя методика?

Л.П.: - Не думаю. Основы тренерской работы - классические. Сложность тренерской работы, я считаю, заключается в доступном изложении материала своим ученикам. Возраст у детей разный, и иногда приходится применять игровые приёмы.

Например, я разбиваю группу учеников по парам - наездник и «лошадь». Бережно и аккуратно привязываю к различным частям тела наших «лошадок» (ручки, ножки, плечики, шейка, ушки) верёвочки и даю их в руки наездникам, которые управляют ими по принципу театральной марионетки. Затем ученики меняются ролями. 

Следующий игровой приём. Ученики садятся друг другу на закорки и двигаются по манежу, перемещая свой центр тяжести в разные стороны.

Таким образом, начинающий спортсмен обучается подаче команд лошади. Детям нравятся такие игры.

А.Н.: - То есть вы хотите сказать, что проблема при работе пары  всадник-лошадь, кроется наверху, во всаднике?

Л.П.: - Да. Недавно мы вернулись из Москвы с международного форума по выездке, который вела немецкая олимпийская чемпионка Хайке Кеммер. Одной из главных тем обсуждения была «Балансировка всадника на лошади». 

Кеммер подчеркнула, что если всадник неправильно балансирует - его центр тяжести смещён на какую-нибудь сторону, то возникают проблемы в управлении лошадью. 

А.Н.: - На каком языке происходит общение всадника с лошадью?

Л.П.: - Лошадь реагирует на интонацию человека. Она может за всю свою жизнь освоить несколько слов, например «стой», «рысь», «галоп», «шаг». Но основной язык - это интонация. Если вы её за что-то хвалите, ласково обращаетесь, даёте сахарок или морковку, то она понимает, что это хорошо. Если же вы с такой же интонацией будете ей говорить ругательные слова, она тоже будет понимать, что это хорошо.

Язык общения с лошадьми - это разговорный, тактильный (поглаживания) и воздействие всадника с помощью вспомогательных средств (шпоры, хлыстик).

О последнем отмечу, что ни у одного тренера нет цели учить своих воспитанников насильственным методам поведения с животным. Шпоры на сапогах - это всего лишь точечный усилитель для адекватного исполнения команды, а не средство наказания. У нас есть золотое правило: «Всё, что вы делаете на лошади, и что делает лошадь, это зеркальное отражение ваших требований».

Конный спорт - это мегадрайв

А.Н.: - Охотно ли ивановские родители отдают своих детей в конный спорт?

Л.П.: - Когда ко мне приходят мамочки и папочки со своими любимыми чадами и спрашивают, хорошо это или плохо, я всегда отвечаю:  «Это мегахорошо!» Конный спорт никогда не сделает вашего ребёнка эгоистом. Когда мы приезжаем в другой город на соревнования, ни один мой спортсмен, даже самый маленький, не скажет, что он хочет кушать или спать, пока лошади не будут разгружены, размещены, накормлены, напоены. Я с первых занятий объясняю детям, что лошадь не может, как человек, сказать, что ей нужно. Она может лишь своим поведением или взглядом показать свои желания. Но для понимания нужно быть очень внимательным человеком. 

Досье
Лариса Владимировна ПРИКЛОНСКАЯ. Родилась в Иванове. Кандидат в мастера спорта. Тренер по выездке. Окончила юридический факультет ИВГУ.

А.Н.: - Лариса, существуют возрастные ограничения в конном спорте? 

Л.П.: - Нет. Конный спорт, он хорош тем, что пока ты можешь держаться в седле, ты можешь заниматься, стартовать. К нам приходят и тридцатилетние люди, и сорокалетние, и даже в пятьдесят лет некоторые хотят научиться верховой езде. Они преодолевают свои страхи, хотят интересно жить. Я считаю, что это здорово!

А.Н.: - А были анекдотичные случаи, связанные с лошадьми?

Л.П.: - Да. Однажды в конноспортивном клубе «Амазонка», где я работала, родился англо-будённовский жеребёнок Отклик. Это оказался совершенно необыкновенный малыш - он практически не интересовался общением с мамой, к которой подходил только покушать, а куда больший интерес проявлял к… автомобилю. Сначала он отважно исследовал кабину изнутри, после чего пришлось искать способы перекрыть доступ туда этому юному автолюбителю. А затем он весьма навязчиво принялся предлагать свои услуги водителю, совал свою морду под капот, таскал гаечные ключи и т.д. Так что лошадкам совсем не чужды человеческие интересы!

А.Н.: - Совсем уже скоро состоится турнир на Кубок губернатора. Каковы ваши прогнозы?

Л.П.: - Мы стремимся только к победе.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Выбор профессии 2021

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах