1895

Патологоанатомы. Пациенты сторонятся, но коллеги по цеху им признательны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. 'АиФ-Владимир' 19/06/2013
Фото: Александра Корнилова

Городская больница скорой помощи. Скромное двухэтажное здание патологоанатомического отделения малопосещаемо: тут третий год идут ремонтные работы. Персонал анатомички во главе с его шефом Валерием Онищенко перевели в точмашевскую больницу.

Вопреки устоявшемуся мнению обывателя, патологоанатом, большей частью, занят не вскрытием тел усопших (это сфера прозекторов), а исследованием тканей пред- и послеоперационных больных. Во Владимире всего 5 «патов». Их заключения судьбоносны для тех, кто ждёт операции и её результатов!

Залечили до смерти, или От чего умирают люди? >>>

О наших Хаусах

Разговор с Валерием Леонидовичем начался непривычно.

- «АиФ-Владимир»: Вы смотрели сериал «Доктор Хаус», где главный герой –терапевт, обладающий исследовательским умом и стремлением найти причину заболевания? В жизни встречали врачей, подобных исполненному Хью Лори?

- Валерий Онищенко: Хауса предложил посмотреть сын. Записал пару сезонов. Ему показалось, что герой Хью Лори должен меня заинтересовать. С терапевтами по работе я практически не общаюсь, поскольку «Красный Крест» - больница хирургического профиля. Возможно, и есть такие способные терапевты. Полагаю, что актёр великолепно исполнил роль уникального экзальтированного гения.

Досье
Валерий Леонидович Онищенко - заведующий патологоанатомическим отделением Владимирской городской клинической больницы скорой медицинской помощи (ГКБ СМП). Родился в 1959 году. В 1976 году поступил в Ивановский медицинский институт на лечебный факультет. С 1985 года 14 лет работал патологоанатомом во Владимирской областной клинической больнице. С 2000 года - в ГКБ СМП, заведующий патологоанатомическим отделением. До ликвидации муниципального здравоохранения в 2012 году - главный внештатный патологоанатом города Владимира.

(Понять Валерия Онищенко можно. В наших поликлиниках по минздравовским нормативам отводятся считанные минуты на общение с пациентом. В больницах - чуть побольше времени. Но никто не позволит, чтобы группа врачей сутками напролёт занималась исключительно одним пациентом. Под рукой отечественных терапевтов чаще всего ручка и тонометр. У докторов ЦРБ в российской глубинке такой, как в сериале, навороченной техники и чтоб всё время под рукой и по первому требованию, для подтверждения диагноза, нет…)

- Незнающий человек подумает, что в Штатах медицина всюду на высоте, - продолжает Валерий Онищенко, - и врач там просто обязан победить смерть! Потому зарубежные терапевты якобы без проблем рассматривают даже суперэкзотические ситуации. Не уверен.

Исключения есть и в нашей российской действительности. У нас в БСП, к примеру, лапороскопическое исследование предоперационных пациентов - уже давно рядовая процедура. Во многих других больницах - сложнейшая операция, требующая серьёзной подготовки.

Тайны человеческого мозга. Что такое «емкость памяти» и зачем нужен искусственный интеллект? >>>

Банально звучит, но жизнь - не кино. На телевизор практически нет времени. Правда, участником съёмок был. Фрагменты российского сериала «След» снимали 6 лет назад, в том числе у нас в БСП. Сюжет о том, как стреляли в дамочку в судебном морге. До ремонта, пока не заменили окна первого этажа, в стёклах оставались с тех дней 2 сквозных пулевых отверстия. В фильме сцена происходит вроде бы днём. Снимали её ночью, чтобы с улицы не доносились посторонние шумы. Столько юпитеров включили, чтобы создать иллюзию светового дня! Я присутствовал: переживал только за одно: выдержит ли наша электрощитовая? Она тогда такая слабенькая была, как я когда-то в детстве…

Как стал доктором?

На этот вопрос Онищенко ответил так:

- Мои родители - не медики, но оба заканчивали ивановские вузы. В детстве даже и не мечтал, как многие, стать, к примеру, космонавтом: переболел шестью пневмониями! До 12 лет жил в городе Юрьевец Ивановской области. Это вблизи Горьковского водохранилища. «Горе-море» его называют. Объясню: водораздел - гора, выше уровня земли - вода. В этой «кастрюле» сложилась моя «медицинская ситуация», которую местные доктора назвали очень красиво - «явление, угрожающее на ревматизм». У меня время от времени жутко болели коленные суставы. Желание победить недуг и стало причиной того, что решил уже в детстве стать врачом.

Главврач БСП: «Чтобы заработать в месяц 25 тысяч рублей, врач должен весь день провести у постели больного» >>>

Трудный путь в «паты»

- «АиФ-Владимир»: Когда вы определились со специализацией?

- Валерий Онищенко: Школу я заканчивал уже во Владимире, а потом поступил в Ивановский мединститут. Тогда первокурсников осенью отправляли в колхоз. Там в 1976 году в седьмой раз заболел пневмонией. Через полгода выписался из больницы. У ректора сомнений не было: диагноз в больничном листе - противопоказание для учёбы в медвузе. Это и стало поводом для отчисления. Поступал повторно. После субординатуры выпустился терапевтом, но ещё на 5 курсе понял, что буду патологоанатомом.

Таких специалистов до сих пор в медвузах не готовят. Лишь единожды в Иванове целенаправленно подготовили десятерых. Четверо из них работают по специальности. Один из них - нынешний главный патологоанатом нашей области Андрей ЩАННИКОВ.

Незадолго до окончания института познакомился с главным патологоанатомом Владимирской области Александром Сергеевичем ФИЛИППОВЫМ. Он очень удивился, что хочу в эту сферу, помог мне распределиться в облбольницу. Александр Сергеевич и сегодня остаётся одним из самых авторитетных коллег.

Тогда даже среди медиков в провинции бытовало мнение, что в патанатомию идут те, у кого не получается лечить. Это заблуждение. Сам, когда учился на 5 курсе, начал работать на скорой помощи. Продолжил во Владимире, когда пришел в облбольницу, а затем, перейдя через 14 лет в «Красный Крест», продолжал подрабатывать в «скорой» пока не исполнилось 45 лет: время выхода на пенсию. У меня до сих пор хранится сертификат врача «скорой».

Истина где-то рядом

- «АиФ-Владимир»: Штат вашего отделения маленький. А нагрузка большая?

- Валерий Онищенко: Наша гистологическая лаборатория в год выдает 40 тысяч анализов, отвечая на вопросы докторов - доброкачественная опухоль или нет, каковы послеоперационные перспективы пациента, в том числе и после удаления обыкновенного аппендицита… На все эти вопросы отвечает микроскоп. Он - мой главный рабочий инструмент. За почти 4 десятка лет, что этим занимаюсь, лишь однажды целый месяц хирурги не могли получить заключения: остановили Симский спиртзавод, а без качественного 96,6% спирта стёклышко с тканями для исследований не приготовить! Это было испытанием для больницы - резать «на глазок» более чем рискованно.

- «АиФ-Владимир»: Какой он - ваш обычный рабочий день?

- Валерий Онищенко: Каждое рабочее утро поочередно с коллегой едем в БСП. Там принимаем гистологический материал, или, как ещё называют, - биопсию. «Закладки» привозим в точмашевскую больницу для исследования. Конечно же, исследуем и ткани умерших людей, а также проводим вскрытия тел тех пациентов, кто умер в БСП. Это позволяет установить объективную причину смерти. К счастью, это несоизмеримо меньший объём работы. Если мое заключение не совпадает с диагнозом лечащего врача, проводится скрупулёзная процедура установления истины. На заседании врачей после коллегиального обсуждения принимается окончательное решение. Оно особенно важно, если неправильно поставленный диагноз повлёк неправильное лечение, что привело к летальному исходу. И такое в практике случается. 

Не на виду

- «АиФ-Владимир»: Уверен, что для многих читателей сказанное вами - откровение: за удачную операцию пациенты говорят «спасибо» хирургам, но о вас не подозревают…

- Валерий Онищенко: Зато это делают оперирующие врачи. Правда, иные смотрят как на прокурора в белом халате, боясь, что найду брак в работе. Это обидно: мы в одной команде и делаем общее дело. Случается, санитар отделения, который выдаёт тела умерших, выслушивает от разгорячённых родственников много нелестных слов не по адресу. Да, ошибки у врачей случаются, но достаточно редко. Смерти случаются чаще всего из-за того, что больные поступают с серьёзными состояниями.

Стареет не только население

- «АиФ-Владимир»: Наверное, не всякий выпускник медвуза захочет встать к секционному столу - нервы надо иметь железные.

- Валерий Онищенко: Вы заблуждаетесь. Ничего сверхъестественного в работе патологоанатома нет. Уважаемым специалистом можно стать всюду. Особенно приятно, когда тебя признают коллеги. А что до бурных эмоций и обмороков, они порой случаются у новичков-студентов, впервые приходящих сюда на практику. В иных отделениях больницы такие запахи и обстановка, что с моргом и не сравнить: иные пациенты способны парализовать психику всей палаты… А за вредность нам платят потому, что работаем с некоторыми опасными химикатами, вплотную сталкиваемся с инфекциями. Вскрываем недавних больных со СПИДом, гепатитом… Есть одиночные случаи заражения врачей и лаборантов туберкулезом, хотя меры безопасности соблюдаются. 

Признаюсь: дефицит кадров у нас есть. Главная причина - отсутствие специализации в

мединститутах и внимания медицинских чиновников. Это - постоянная головная боль руководителей медучреждений.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах